Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!

НОРИЛЬСКИЕ АНЕКДОТЫ

© Владимир Зуев

НОРИЛЬСКИЕ АНЕКДОТЫ

(невероятная история)

Пьеса написана по заказу Норильского Заполярного театра драмы имени Вл. Маяковского

Действующие лица:

ОЛЕГ – начальник пресслужбы комбината.

ГАЛЯ – активистка.

ИВАН – вахтовик.

ПЁТР – металлург.

ЕВГЕНИЯ – жена металлурга, врач.

СЕРГЕЙ – горняк, бард.

АРТУР – горняк, бард.

СВЕТЛАНА – дама около 60-ти, бизнесвумен.

ВИКТОР – мужчина около 60-ти, командировочный.

ИГОРЬ — журналист, в прошлом учитель.

АЛЛА – жена Игоря, учитель.

АЛИК – таксист, сын таксиста.

ЛУЧИЯ – режиссёр кино, итальянка.

ДЖИНО – оператор, итальянец.

МАТВЕЙ – режиссер.

СТАНИСЛАВ – возрастной актер.

ВЕРОНИКА – возрастная актриса, жена Станислава.

ФЕДОР – завпост.

ОЛЬГА – костюмер.

НЕИЗВЕСТНЫЙ – человек, потерявший память.

АРКАДИЙ ПЕТРОВИЧ – московский чиновник.

1.

Самолет. Пассажиры заняли свои места, кто-то читает журнал, кто-то укладывает вещи, подавляющее большинство пассажиров пишут сообщения или говорят по телефону.

ЕВГЕНИЯ. Да, мама… Нет, мама… Мама, все хорошо. Просто задержали посадку… Да, мама, нормально доехали… На такси, мама… Нет, Пётр трезвый… Просто на такси, мама… Пока. Позвоню, как долетим… И как купим, тоже позвоню… И я тебя целую.

ВИКТОР. Привет… А это я… Да, уже в самолете. А ты в ванной?.. Юмор!.. Почему?.. Трезвый, как стекло! Просто настроение хорошее! Готовься, лечу к тебе на крыльях страсти. Ждешь?.. Ну, ты давай встречай в аэропорту. Хлеб, соль, «Хеннесси». Мужик из командировки летит, соскучился!

СВЕТЛАНА. Я же говорила тебе, нужно гулять три раза в день… Я понимаю, что у нее мерзнут лапки. Надевай на неё комбинезон и угги… На руках выноси, ничего страшного… Нет, Сережа, ты не нянька, ты бывший муж… Да, думаю, что немного должен мне за эти тридцать лет… Это была твоя идея ехать сюда за романтикой!.. Пусть лает, она всегда лает в подъезде, не запрещай ей… Мы это уже обсуждали, не начинай… Да, это я ушла от тебя… Да я лечу на Гоа, я заработала и заслужила… Отпусти её, пусть девочка метит свою территорию…

АЛИК. Алло. Брат, хорошо слышишь меня?.. Я хорошо слышу тебя! Из самолета звоню тебе. Лечу сейчас… Да, хороший самолет, большой… Отец не прилетит, работы много. Все в отпуск летать хотят, кому-то возить в аэропорт нужно… Да, всех зови. Скажи: Алик с севера в гости летит.

МАТВЕЙ Да, вылетаю. Придёшь на спектакль?.. Хорошо… Как погода у вас?.. Почему спрашиваю?.. Что значит, не о чем больше поговорить? Просто у нас тут самолет развернуло вчера! На взлетке… В смысле «и что»? Да ничего, так-то он сорок тонн весит!.. Чем-чем?.. Ветром! Ну так, ветром… Дунул и развернул… Просто, это север, детка! Это Норильск!

ИВАН. Привет, моя хорошая. Ну чего, как ты там? Как дела?.. Пока не родила… Держись, девочка, лечу к тебе. Ничего не бойся, я с тобой!

Звучит мужской голос: «Добрый день, дамы и господа. Говорит командир корабля Смирнов Игорь. От имени экипажа и авиакомпании «Заполярье»приветствую вас на борту нашего воздушного судна, выполняющего рейс по маршруту Норильск…» Громко звонит чей-то телефон, забивает слова. «Все персонажи являются вымышленными, и любое совпадение с реально живущими или жившими людьми случайно. Желаю приятного полета».

«Дамы и господа, говорит командир корабля. В связи с техническими неисправностями мы совершим вынужденную посадку…» Пищит сигнал «Пристегните ремни».

2.

Зал ожидания аэропорта. Ряды сидений, мониторы на стенах. Барная стойка кафе с надписью «Кафе», несколько пластиковых столиков со стульями перед барной стойкой. В глубине зала магазин, над входом в который бегущая строка. Мелькают надписи: «Добро пожаловать!», «Сувениры, подарки, товары в дорогу». В зал вбегают люди, занимают сидения. Достают из сумок куртки, кофты, – одеваются. На мониторах заставка – дата и время. Пассажиры достают смартфоны, планшеты, пытаются звонить. По залу ходит мужчина в жилете с надписью «Норникель» – это Олег. Ходит по залу, смотрит в телефон, поднимает его над головой.

ОЛЕГ. Простите, можно минуту внимания? Кто-нибудь видел мужчину в костюме, с портфелем. Мы с ним летели вместе…

СВЕТЛАНА. Вы же вместевам виднее, где он…

ОЛЕГ. Это Аркадий Петрович, из Московского руководства… Так что юмор тут неуместен! Простите, только у меня связи нет или это массово?

Поднимается дама за 50 – это Светлана. Достаёт из пакета меховой жилет, надевает его.

СВЕТЛАНА. А вы какой-то особенный? Связи по барабану, кто с комбината, а кто нет. Или у вас какая-то особенная связь? Посадили тут, и сидите. Вон, все сидят…

ОЛЕГ. Спасибо за подробный ответ! Извините, что спросил…

С сидения поднимается мужчина, он в концертном пиджаке, свитере, джинсах, в руках гитара в чехле. Отдает гитару второму мужчине с гитарой.

СЕРГЕЙ. Здравствуйте, Олег Евгеньевич. Я Сергей. Помните, вы у нас на руднике были с журналистами? Мы ещё пели там под землей. Дуэт «Порода». Вот Артур… Помните? Так бы и не встретились, если бы не оказались тут… Здорово, да?!

ОЛЕГ. Да, конечно, помню, Семён… Вы моего VIPа не видели? Блин, куда делся?! А сеть есть? Мне нужно сделать важный звонок, вы бы меня очень выручили…

СЕРГЕЙ. Сергей. Я – Сергей, Олег Евгеньевич.

ОЛЕГ. Прекрасно… Вы не в курсе, куда нас посадили? Я первый раз в этом месте…

АРТУР. Точно не Игарка и не Хатанга, хотя я давно там был. Не видно ничегопурга.

СЕРГЕЙ. У нас с Артуром есть песня про пургу, называется «Пурга». Мы с ней на фестивале «Северные струны» первое место взяли.

ОЛЕГ. Да?! Замечательно, мои поздравления. Где vip?

ИВАН. Парни, у вас тоже связи нет? Мне срочно нужно позвонить…

СВЕТЛАНА. Ещё один деловой…

ИВАН. У меня невеста в больнице, родит вот-вот…

ОЛЕГ. Если кого увидите, на меня сразу перенаправляйте.

СЕРГЕЙ. Если что, у нас гитары с собой, мы как раз на первый горняцкий фестиваль авторской песни летим. Можем концерт устроим? Кто знает, насколько мы тут застряли…

ОЛЕГ. Я услышал… Концерт – это замечательно… Если что, я с вами свяжусь позже… Сейчас нужно москвича найти… Куда он мог деться?

АРТУР. Так мы готовы, сейчас гитары поднастроим и вперёд…

ОЛЕГ. Господа, у кого-нибудь есть связь?

Сергей и Артур достают гитары, настраивают их. Наигрывают какую-то мелодию.

Светлана подошла к стойке бара, ждёт. К ней походит мужчина за 50 лет – это Виктор.

ВИКТОР. Добрый день, сударыня. Однозначно, мы с вами где-то встречались.

СВЕТЛАНА. Сударь уже успел выпить на воле? От жены оторвался и во все тяжкие?

ВИКТОР. В смысле? Я же про кофе. И я, если что, не женат совсем… Я же вас и угостить могу! Вы не знаете, что это за аэропорт?

СВЕТЛАНА. Где официант? Я на самолет могу опоздать. Хорошо, что с запасом взяла…

АЛЛА. Вы, наверное, хотели сказать – бармен…

СВЕТЛАНА. Да какая разница… Чего хотела, то и сказала.

АЛЛА. Просто, за барной стойкой – стоит бармен.

СВЕТЛАНА. Не люблю, когда не по плану и когда учат.

АЛЛА. Я просто поправила вас, мне физически плохо, когда говоря неправильно.

СВЕТЛАНА. Детей своих учите, внуков… Я что думаю, то и говорю.

АЛЛА. Учу, и не только своих…

СВЕТЛАНА. Вот и учите дальше…

АЛЛА. Всего доброго!

ВИКТОР. Я Виктор, был у вас в командировке. А вы?

СВЕТЛАНА. А я в отпуске. У меня все включено…

ВИКТОР. Хотите, имя угадаю?

СВЕТЛАНА. Где все? Лучше узнайте в справочной, надолго мы тут?

ВИКТОР. Если узнаю? Выпьете со мной?

СВЕТЛАНА. Виктор, давай на чистоту: вам не с кем выпить?

ВИКТОР. Просто, вы мне понравились на посадке… Нет, я вас еще раньше заметил… Пытаюсь вспомнить, где я вас видел…

СВЕТЛАНА. И что? Может у меня муж, шесть детей и десять внуков?

ВИКТОР. Это хорошо, когда так много родни… Нет, вы, однозначно, в разводе.

СВЕТЛАНА. На лице прочитали?

ВИКТОР. Ну, с моим-то опытом это однозначно…

СВЕТЛАНА. А был опыт, что посылали? Витя, найдите бармена.

ВИКТОР. Ну, хотя бы имя скажите, для стимула.

СВЕТЛАНА. Светлана Павловна.

ВИКТОР. Я почему-то так и думал. Очень приятно – Виктор Иванович. Вы местная?

СВЕТЛАНА. Столько вопросов. Виктор, вы бегите уже до справочной, спросите там всё…

К бару подходят двое мужчин – это Станислав, артист, и Матвей, режиссёр.

СВЕТЛАНА (Станиславу). Ой, здравствуйте. Я вас узнала… Вы же из нашего театра, актер.

СТАНИСЛАВ. Очень приятно… Станислав. Простите, не знаю вашего имени…

СВЕТЛАНА. Точно, Станислав. Я вас видела в спектакле про таксиста. У вас был график посещения жен. Умора… Я – Светлана… Вы совсем другой в жизни…

СТАНИСЛАВ. Благодарю вас… Моложе? Шучу! Светлана, вы не знаете, тут можно купить немного приличного антидепрессанта? Дело в том, что есть повод, а все запасы закончились. На фестиваль летим. А вы на отдых, по работе?

ВИКТОР. Мужчина, простите, что не узнал, но эту даму я сегодня угощаю…

СТАНИСЛАВ. А вы кто такой? С какого это перепугу угощаете мою Светулю?

ВИКТОР. Чего-то я не понял сейчас…

СТАНИСЛАВ. Зато все понял я…(Виктору.) Сперва с тобою… Защищайтесь, сударь…

Матвей аплодирует, ему вторит Светлана.

СТАНИСЛАВ. Прости, дорогой. Не обижайся.

СВЕТЛАНА. А мне понравилось. Думаю: эх, сейчас подерутся из-за меня. А вас не знаю, простите, юноша… Вы тоже человек театра?

МАТВЕЙ. Как жаль, что я пока не узнаваем! Я сейчас больше как режиссер занят. Станислав Сергеевич, пойдёмте. Видите: нет бармена. Значит, не судьба.

СВЕТЛАНА. Все равно не узнала… Вы на гастроли?

СТАНИСЛАВ. Светлана, режиссёр – это такой человек, который делает спектакли. Ну как делает, в основном думает, ночи не спит, всё смыслы ищет. А вот актёры потом с этими смыслами должны делать что-то, чтобы зрители поняли. Ещё художники, композиторы, хореографы. Куча народу пашет на этого Карабаса-режиссера. И не факт, что завтра он не придёт на репетицию с новым смыслом… Актеры – люди подневольные…

МАТВЕЙ. Не слушайте, актерам лишь бы постонать, поприбедняться! В театр приходите чаще…Мы на фестиваль слетаем, главный приз заберём и вернёмся. Только бы тут не засесть надолго… Только бы успеть! Вы же не принадлежите к фамилии Монтекки? Вот и чудесно… Вы позовите нас, когда откроют!

СВЕТЛАНА. Вот что-то знакомое, на языке вертится…

СТАНИСЛАВ. Вот кроткий, подобающий ответ…О счете наших здравниц за столом пусть облакам докладывает пушка и гул небес в ответ земным громам со звоном чаш смешается. Идёмте.

СВЕТЛАНА (хлопает в ладоши). Браво! Это же из вашей роли в таксисте. Спасибо! Мы позовем обязательно… Какой он…

Станислав и Матвей уходят.

ВИКТОР. Какой из двух? Стас который? Шибанутый на голову…

СВЕТЛАНА. Вы здесь ещё?

К бару подходит Олег.

ОЛЕГ. Здравствуйте. Вы мужчину в костюме не видели? Такой с портфелем… Нет нигде… И в справочной окно закрыто… Кофе хоть есть?

СВЕТЛАНА. А чего мы тут, по-вашему, стоим? Занимайте очередь: мы первые, за нами двое из театра, потом вы. Вы не помните, где играл тот, что помоложе?

АЛЛА. Он в вольном переводе процитировал Слугу из «Ромео и Джульетты».

СВЕТЛАНА. А вы это сейчас к чему? Как бы самая умная?

ИГОРЬ. Алла, не надо…

АЛЛА. Вы сами интересовались, кого он играл. Мне показалось, это важно, простите…

СВЕТЛАНА. А вы не подслушивайте, и казаться не будет…

ОЛЕГ. Блин, чего делать-то?!

СВЕТЛАНА. Вешайся! Шучу! Куда он денется?

ВИКТОР. Вы не в курсе, мы где?

ОЛЕГ. Точно не Игарка и не Хатанга, хотя я давно там не был.

СВЕТЛАНА. А вы, простите, кто?

ОЛЕГ. А что, со мной что-то не так?

СВЕТЛАНА. Ну, вы такой… Деловой, важный…

ОЛЕГ (Виктору.) Мужчина, простите, что прошу вас… Если увидите человека в костюме с портфелем, на меня сразу перенаправьте. Вообще, если кто-то попадётся, сразу на меня… Спасибо… Блин, ну надо же так вляпаться! Человек первый раз в Норильске был и пропал по пути домой… Капец! Что теперь со мной будет?

СВЕТЛАНА. Чего ты страдаешь! А, ну да, вы же вместе… Переживешь. Может, в туалете? Он у тебя ничего такого не ел?

ОЛЕГ(Виктору). Вы не проводите меня?

ВИКТОР. В смысле?

ОЛЕГ. Не важно, сам найду. Если кого увидите – сразу на меня…

Олег уходит.

СВЕТЛАНА. Перенаправляйте… Деловой… (Пауза.) Нет, ну мне же надо вспомнить, где этот молодой играл… Я когда в сканворде чего-то не могу отгадать, прям бесит – не сплю, пока не вспомню.

ВИКТОР. А вы где живете? Я на Комсомольской жил, до того как уехал… 41 дом. Мы с родителями туда заехали, я ещё малой был, плохо помню. Зато у нас два адреса было – Комсомольская, 41а и Солнечный, 1.

СВЕТЛАНА. А чего сбежали? Если целых два адреса было?

ВИКТОР. Мир хотел посмотреть…

К бару подходят мужчина и женщина – это Пётр и его жена Евгения.

ПЁТР. Здравствуйте. Вы не в курсе, тут есть чай?

СВЕТЛАНА. Занимайте очередь. Будете за тем деловым, в куртке…

ЕВГЕНИЯ. А долго ждать? (Пауза.) Где, вообще, все?

СВЕТЛАНА. А я похожа на женщину, которая справки дает?

ЕВГЕНИЯ. А зачем вы так нервничаете? Принимайте всё как данность.

СВЕТЛАНА. Не по плану, вот и нервничаю. В справочном –никого, тут – тишина… У меня вот-вот отдых сорвётся, и спросить не с кого…

ЕВГЕНИЯ. На материке все проще было бы… Там человек от погоды так сильно не зависит… (Светлане.) Как врач вам рекомендую: больше позитивных эмоций. Все болезни от нервов…

ВИКТОР (Петру). Уезжать хотите?

ПЁТР. Ну, есть такие разговоры… Вот, летим дом смотреть… Вы не знаете, где нас посадили?

ВИКТОР. Точно не Игарка и не Хатанга, хотя я давно там не был. Уезжайте. Я вот уехал, и ничего – устроился. Теперь вот, как в гости, на родину мотаюсь. Главное – решить…

ЕВГЕНИЯ. Вот и я говорю: главное – решиться. И не смотреть, а покупать дом… Дом нашей мечты, да, дорогой!

ПЁТР. Да, дорогая! Дом твоей мечты! (Виктору.) Уважаемый, если что, скажите, что мы занимали, пожалуйста.

ЕВГЕНИЯ(Светлане). Отпустите. Я читала, что если отпустить ситуацию, то она обязательно разрешится наилучшим образом… И визуализация… Представляйте, что вы уже там, на отдыхе. Я все время визуализирую и мужа приучаю. Правда, он сопротивляется.

СВЕТЛАНА. Ну да, разрешится. Засели неизвестно где, неизвестно насколько…

ЕВГЕНИЯ. А вы попробуйте… Все болезни от головы, и все проблемы…

ПЁТР. Мы заняли, если что… Спасибо!

Пётр и Евгения уходят.

СВЕТЛАНА. Идите, конечно, у вас же у всех дела… А Света покараулит! Света не торопится никуда, она же в отпуске. Отпустите… Ну точно, меня тут вагонетка счастья ожидает! (Виктору.) Чего ждем, Виктор? Идите, ищите, а я отпускать буду и визуализировать…

ВИКТОР. Виктор сказал – Виктор сделал! Не улетайте без меня, я мигом.

СВЕТЛАНА. Ну, точно, на НЛО улечу, они же летают в такую погоду…

ВИКТОР. А вы с юмором…

СВЕТЛАНА. Вы здесь еще?

ВИКТОР. А вы горячая…

Виктор уходит. Светлана достала телефон, понажимала кнопки, убрала его.

СВЕТЛАНА (гитаристам). Можно не тренькать?! Итак, уже все не по феншую, еще вы тут. Фиг отпустишь, в такой обстановке…

Идет к своему месту.

ОЛЕГ. Простите, что отвлекаю. Господа, кто-нибудь видел мужчину в костюме с портфелем?

ИВАН. Мужик, ты можешь не орать? Голова раскалывается…

СВЕТЛАНА. Пить меньше надо…

ОЛЕГ. Может, у кого-нибудь связь есть?

Мужчина лет 50-ти, в пиджаке и джинсах, в очках – это Игорь, отдает ноутбук жене, сидящей рядом.

ИГОРЬ. Осадки в любом виде – это серьезное препятствие для радиочастот, на которых работает мобильная связь. Они отражают и рассеивают радиосигналы, уменьшая зону уверенного приема, понимаете?

ОЛЕГ. Я услышал, спасибо! Я просто спросил, есть ли связь…

ИГОРЬ. Я не закончил, вы перебили…Дело в том, что приемники у мобильных имеют небольшую чувствительность…

ОЛЕГ. Вы радиолюбитель? Чего вы так завелись? Я просто спросил, есть ли связь. И не конкретно у вас спросил, а вообще… В пространство, в народ…

ИГОРЬ. Нет, вы смотрели именно на меня… Если вам это действительно интересно, я учитель физики, а вообще, журналист, писатель… В Петербурге книга вышла, летим на презентацию.

ОЛЕГ. Поздравляю… Может быть, вы людей видели?

ИГОРЬ. Простите, а вы не причисляете себя… Мы с женой, натурально, люди. Да и остальные, я думаю, тоже…

ОЛЕГ. Я спрашивал про сотрудников аэропорта!

ИГОРЬ. Прошу прощения, но вам нужно учиться конкретизировать свои вопросы…

ОЛЕГ. Я бы посоветовал мне не советовать…

С сидения встает женщина, сидящая рядом с Игорем это Алла.

АЛЛА. Представьтесь, пожалуйста!

ОЛЕГ. Чего это вдруг?

АЛЛА. Как с места кричать, так все горазды, а встать и фамилию сказать – боятся… Вы ходите, задаете вопросы, а мы понятия не имеем, кто вы такой и почему проявляете такую активность. Давайте знакомиться…

ИГОРЬ. Алла, не нужно… Может быть, он не хочет публично представляться… Простите, а вы, правда, кто?

ОЛЕГ. Да, точно, я вас вспомнил. Вы все время спорите… Мы пересекались с вами.

АЛЛА. Опять неточность, молодой человек: не спорим, а имеем свое мнение…

ИГОРЬ. Да, я согласен, это существенно. Мы отстаиваем свою позицию!

ОЛЕГ. Стоп! Я просто спросил про связь! Если бы я хотел прослушать лекцию, я бы сказал об этом! Я достаточно уточнил? Или еще сильнее уточнить?!

С места поднимется хрупкая девушка лет тридцати – это Галя.

ГАЛЯ. Зачем вы кричите?

ОЛЕГ. А вы-то чего вмешиваетесь? Или я тоже посмотрел на вас, когда задал свой первый вопрос?

ИВАН. Чего вы орете все? Дайте поспать немного!

ГАЛЯ (Олегу.)Я за людей заступаюсь! Зачем вы нападаете? Все нервничают, всем куда-то нужно. Я вот могу к сестре на свадьбу опоздать… Хотите вопросы задавать,–идите в справочную!

ОЛЕГ. Вот, женщина, правильно мыслите! Только там нет никого! Тут, вообще, никого нет!

ГАЛЯ. Я вам не женщина, я – Галина! То есть, как нет?

АЛЛА. Это ерунда. У сотрудников наверняка есть чем заняться, мы же не дети малые – в тепле, свет горит. Не нужно нагнетать. Ну пурга… Это же не проблема!

Свет начинает мигать, гаснет. Светятся мониторы, на них число, месяц, год, время.

СВЕТЛАНА. Проблема!

Люди достают телефоны, светят ими. Появляется Виктор.

ВИКТОР. Светлана, прошу пардону, Светлана Павловна, всё обыскал, даже, простите, туалет – нет бармена. Вообще никого нет, шаром покати! Они где, реально?

ОЛЕГ. Вот, слышали! Никого нет!

ГАЛЯ. Собирайтесь, я с вами пойду…

ОЛЕГ. Куда вы собрались, девушка?

ГАЛЯ. Я – Галина! С вами пойду, искать!

ОЛЕГ. Зачем? Куда? Подождите…

ГАЛЯ. А что, вы будете спокойно сидеть? Какой у вас план?

ОЛЕГ. Москвич пропал, сотрудников нет, мы непонятно где… Капец!

ИВАН. Я тебя просил не орать?! Ты бессмертный что ли?

Появляются Станислав, Вероника, Матвей, Федя и Оля.

АЛЛА. Тишина в классе! То есть, не кричите, пожалуйста… Не нужно разводить панику…

ОЛЬГА. Алла Александровна, здравствуйте… Я вас по голосу сразу узнала… Я Оля Ларина, помните меня? Вы ещё всегда мне говорили, что если не буду учить литературу – буду улицы пометать, а я в театре – костюмером.

СТАНИСЛАВ. Это, скорее, случайность, чем правило… У нас в театре все чтут великую русскую литературу. Даже монтировщики, бывало, сядут чай пить вечером и цитируют друг другу классику. Ещё устраивают тематические посиделки, дни рождения писателей отмечают. Вы не в курсе, там ещё не наливают?

СВЕТЛАНА. Паника, товарищи актеры! Присоединяйтесь!

ВЕРОНИКА. А вы можете нас не приглашать. Знаете ли, паника – наш конёк!Я с утра хотела начать, только повода подходящего не было.

ИГОРЬ (Виктору). Вы присядьте, отдышитесь…

ОЛЕГ. Подождите, есть же какое-то нормальное объяснение тому, что происходит. Ну, должно же быть… Мы же вместе с ним вышли из самолета, шли через пургу сюда… Может, кто-то видел его? Такой в костюме, с портфелем…

ГАЛЯ (Олегу).Нужно идти искать… Пойдёмте…

ВИКТОР. Светлана, кофе за мной, как только бармен найдется… Мужчина сказал – мужчина сделал.

ОЛЬГА. Алла Александровна, а что случилось?!

АЛЛА. Да подождите вы со своим кофе, мужчина, который сказал. Тут паника назревает, Оля! Галя, успокойтесь, не нужно никуда ходить… Садитесь!

МАТВЕЙ. Простите, а кто пропал?

СВЕТЛАНА. Москвич пропал… Намекните мне ещё, кого вы играли, не могу вспомнить…

СТАНИСЛАВ. Как говорил один мой знакомый – покойник: «Я слишком много знал…».

Подходит Алик.

АЛИК (Олегу). Брат, не знаешь, где спросить, когда дальше лететь будем? Я ходил-ходил, смотрел-смотрел. Нет никого. Куда делись?

Подходят Лучия с микрофоном и Джино с камерой. Следом подходят Пётр и Евгения.

ЛУЧИЯ. Привет, я Лучия… Мы хотим немного снимать для своего фильма про Норильск.

МАТВЕЙ. Привет, Лучия! Я Матвей – режиссёр. Что же вы так: снимали фильм и обошли вниманием наш театр. Не хотите восполнить пробел? У нас богатейшая история, огромный репертуар, замечательная труппа… У нас есть, что вам показать…

ЛУЧИЯ. Оу, супер! Потом, да?! Сейчас это будем снимать! Вы же не будете противиться?

ОЛЕГ. Будем! Тихо всем!

Олег делает какой-то неопределенный жест руками. Игорь встаёт между Иваном и Олегом.

ИГОРЬ. У него стресс…Происходят изменения в мимике и жестах…

АРТУР. Вы не знаете, куда все…

ОЛЕГ. Тихо! Тишина! Тихо!

ИВАН. Блин, я тебя предупреждал,–не ори!

Иван подходит к Олегу. Подходят Артур и Сергей.

СЕРГЕЙ (Олегу). Какие-то проблемы?

СВЕТЛАНА. Скажите своему товарищу, чтобы угомонил кричало!

ИВАН. Душевно! Спасибо, а то я уже устал просить…

ИГОРЬ. Стресс – речь, сопровождается бесцельными или спонтанными движениями, миганием, жестикуляцией, хрустом пальцев. Стресс…

Подходят Пётр и Евгения.

ПЁТР. Уважаемые, вы не заметили: а на мониторах время остановилось и на телефонах тоже? И у меня, и у Евгении. Есть идеи, что стряслось? (Молчание).А что за аэропорт?

ИГОРЬ. Мне думается, что мы в Игарке, а это, возможно, новый терминал…

ОЛЕГ. Думается… Возможно… А сотрудники где?

АРТУР. Наверное, подъехать не могут – пурга…

МАТВЕЙ(Лучии). Молча снимайте, и проблем не будет!

ОЛЕГ (Лучии). Никаких съемок, ребята! Я не шучу! У нас тут одни наснимали уже…

ДЖИНО (Лучии). Что говорит этот парень? Я не понимаю его… Мне кажется, он недоволен.

ГАЛЯ. Давайте все успокоимся, друзья…

СВЕТЛАНА (Джино).Меня не снимать! Я не разрешать. Ферштейн? Понимаешь?

АЛИК (Джино).Брат, меня сними, я родне привет передам… Они все уже собрались там, меня ждут…

ДЖИНО. Что они говорят? Они очень быстро произносят слова, я не понимаю их!

ОЛЬГА. Вы не знаете, тут есть рабочие розетки? Там пробовали, не работают.

СВЕТЛАНА. Кому чего – этим розетки! Тут ничего, похоже, нет. Теперь ещё и ток в розетках закончился…

ОЛЬГА(Фёдору). Я говорила, что не нужно лететь. Помнишь, мне снилось, что я не могла выйти из театра, что меня в кабинете у режиссера закрыли? Звоню всем, а они все «вне зоны действия». Вот, началось!

ФЕДОР. Оля, не начинай, прошу тебя… Надо щитки посмотреть…

ОЛЬГА. Федя, Феденька, Федя, мне страшно… Сделай что-нибудь!

ИГОРЬ. Похоже, стресс приобретает массовый характер. Смотрите сами: возрастает число заявлений о дискомфорте, оценочных заявлений…

АЛИК(Игорю).Брат, ты доктор? У меня племянник по русскому не очень… Говорит хорошо, только с ошибками пишет… А скоро эти ИГЕ. Ты можешь помочь?

АЛЛА. Если ИГЕ, то это ко мне…

ОЛЬГА. Алла Александровна, что делать-то?! Федя, чего стоишь? Сделай что-нибудь…

СТАНИСЛАВ. А чего паниковать? Пойдёмте в бар… А там уже решим!

ПЁТР. Вот, здравое решение!

ЕВГЕНИЯ. Там же нет никого, Петр… У нас сделка еще, не забыл?

ГАЛИНА. Граждане, товарищи, друзья! Давайте возьмём себя в руки и успокоимся…

ПЁТР. Ну, какие предложения будут, братья мои во Христе?

ИГОРЬ. Находящийся в стрессе внимательно фиксирует других людей взглядом…

ВИКТОР. Ну хватит уже, достал со своей психологией.

СТАНИСЛАВ. Был аналогичный случай…. В 1946 году исчез самолет во время полета по маршруту Рио – Гавана… Приземлился в Боготе 47 лет спустя. Специалисты обнаружили на борту 19 человеческих скелетов.

ИГОРЬ. Это вы на каком телеканале такую ценную информацию получили?

СВЕТЛАНА. Так-то нас 19-ть…

ОЛЕГ. Тихо! Замолчали все быстро, пока не началось…

ВЕРОНИКА. Ого, а вы не забываетесь, юноша?

ОЛЕГ. Тихо! Сейчас меня никто не останавливает и не поправляет!

ИВАН. Ну?

ОЛЕГ. Чего ну? Мы попали!

Гаснет свет. Светятся одни мониторы, числа отматываться назад до нулей. Цифры на мониторах мигают, мониторы гаснут.

СВЕТЛАНА. Етить твою мать, слетали в отпуск…

3.

Зал ожидания аэропорта. В центре зала составлены круглые столы, за центральным столом сидят: Олег, Игорь и Алла. Рядом стоит Джино с камерой и Лучия с микрофоном. Остальные достают одежду из сумок и рюкзаков, складывают на столы. Мужчины прикидывают на себя одежду.

ОЛЕГ. Можно минуту внимания! Самостоятельно никуда не ходим. Прошу оставить контактные телефоны родственников, на всякий случай. Главное–техника безопасности! Нужно разбиться по группам, не нужно все яйца в одну корзину…

ИГОРЬ. Так вас никто не заставляет, не складывайте… Друзья, давайте действовать организованно, не нужно геройства и самодеятельности.

ОЛЕГ. Две группы… Одна со мной идёт искать москвича, вторая – всех остальных.

ИГОРЬ. А одна группа не справится с двумя задачами?

ЛУЧИЯ. Оу, дебаты!

СВЕТЛАНА. Да какие там, нафиг, дебаты! Мальчики одним местом меряются.

ЛУЧИЯ. Каким местом?

ИВАН. Причинным… Вам показать, что ли?

ИГОРЬ. Друзья, обратите на меня внимание…

ПЁТР. Утепляйтесь, уважаемые. Сдаётся мне, это эксклюзивное задание может стать незабываемым.

ОЛЕГ. Господа, может, у кого-нибудь есть веревка?

ВИКТОР. Веревка только с мылом в комплекте? Чего, вешаться собрался?

ОЛЕГ. Нет, помоюсь и в горы пойду!

ВИКТОР. Светлана Павловна, там нет обувки потеплее, в то моя совсем летняя.

СВЕТЛАНА. Чего-то валенки никто не прихватил с собой. Носки надень, можно несколько. (Джино.) Ну, чего стоишь? Одевайся! На свежий воздух пойдёте…

МАТВЕЙ. Пусть тут остаются, от греха подальше!

ДЖИНО. Скажите, пожалуйста, где тут самое тёплое место. Я переживаю за свою черепаху, она может замерзнуть. Наверное, я зря купил её…

ВИКТОР. Он чего?

ЛУЧИЯ. Переживает, что у него мёрзнет черепаха, которую он купил в Норильске. Черепаха была в мерзлоте, она ископаемая… Он назвал её Норилка, в честь вашей реки..

АЛИК. Красивое имя! Брат, правда в мерзлоте спала?

ЕВГЕНИЯ. Вот, человек не нервничает и правильно делает! Позитивный настрой – это правильно!

Джино уходит.

СВЕТЛАНА. Он чего, обиделся? Идти не хочет? Я не хотела… Просто думала, что все мужики пойдут.

ЛУЧИЯ. У него черепаха замёрзла.

СВЕТЛАНА (Лучии). Ну ничего, с непривычки бывает. (Виктору.) Интересно, какое место они черепахой называют…

ИВАН. Смешно! Черепаха жим-жим…

СТАНИСЛАВ. А есть ещё что-то на меня? Девочки, подберите мне там…

ВЕРОНИКА. Господин артист, а вы, простите, куда собрались? Нам так-то на фестивале еще отыграть надо, не забыли?

СТАНИСЛАВ. Господа, я готов! Ника, ты же знаешь, я философ: могу копать – могу не копать, могу быть – могу не быть.

ВИКТОР. Хотите ваших поклонниц расстроить? Вас без ветра шатает!

СТАНИСЛАВ. Бунт на корабле? Мужчина! Вы меня озлобляете. Я человек, измученный нарзаном… Набить бы тебе рыло, только Заратустра не позволяет!

ВИКТОР. Сам дурак!

ВЕРОНИКА (Виктору). Не обращайте внимания, господин артист цитирует «Двенадцать стульев»…Это цитата…

АЛЛА. А я услышала сарказм…

ГАЛИНА (Олегу). Тут кофта на вас есть. Возьмёте?

ОЛЕГ. Спасибо, отдайте кому-нибудь. Господа пассажиры, земляки, давайте без самодеятельности и фанатизма! Убедительно прошу, всех, кто один, тут в смысле, записать контакты родственников, на всякий случай. Галина даст листок и ручку…

АЛИК(Гале). Лучше вы напишите– у меня почерк не совсем красиво получается.

ИГОРЬ. Зачем эти формальности со списками? Посчитались перед выходом и вперед.

СЕРГЕЙ (Игорю). Вот, сразу видно, что вы не на производстве. Ну что, мужчины, все готовы? Шагнули?

АЛЛА. Подождите. Куда шагнули? Я уважаю вашу решимость, но давайте без самодеятельности. У вас есть опыт, простите?

АРТУР. Как поет Олег Григорьевич Митяев: «В самую глубокую могилу я, каждый день спускаюсь, моя милая…»

СЕРГЕЙ (подпевает).«Милая моя, какие стылые поля, и твердь земная, как хрусталь.
(дуэтом) В горле оседает сладкой серою и ни спиртом, и ни жизнью серою…»

ОЛЕГ. Мы в курсе, мы услышали. Спасибо, ребята…

ИГОРЬ. Зря вы так, хорошая песня. Вы много песен про Норильск знаете? А у Митяева целых две: эта и про Алыкель.

АРТУР. Улетал, почти не мело в стылом Алыкеле… Ночь лежала синим стеклом в тихой колыбели.

СЕРГЕЙ. Улетал и жизнь вспоминал на этом холоде. Сколько звезд я дорисовал там в серпе-молоте!

МАТВЕЙ. А есть у вас в репертуаре что-нибудь не про холод?

АРТУР. Конечно!

ОЛЕГ. Мы верим! Песни потом… Галина, можно вас попросить организовать питание, посмотрите, что можно сделать…

ИВАН. Я бы от пельменей не отказался… Пару порций бы сейчас…

ОЛЬГА(Фёдору).Федя, только туда и обратно! Я жду, я волнуюсь!

АЛЛА. Ну что вы в самом деле, словно на фронт провожаете!

ОЛЬГА. Не ваше дело! Своим мужчиной командуйте!

СТАНИСЛАВ (Петру). Насколько я помню, там магазинчик круглосуточный был, зайдём?

ВЕРОНИКА. Скажите кто-нибудь ему, чтобы он не ходил!

СВЕТЛАНА. Станислав, вы куда? Мы тут одни останемся?

ПЁТР. Уважаемый, не хорошо женщин одни оставлять.

ВИКТОР. Мужик, принял на грудь–отдыхай! Чего буровить?

СТАНИСЛАВ. Довольно обидные ваши слова, очень обидные! Что-то вы меня больно ущемляете, папаша!

ВИКТОР. Чего? Какой папаша? Старше меня выглядишь…

ВЕРОНИКА. Не обращайте внимания… Издержки профессии, профдеформация! Сыгранный репертуар за спиной носит господин артист…

СТАНИСЛАВ. Ну, если все считают, что мне не нужно идти… Если я уже не молод для подвига… Фёдор, можно вас попросить, как художник художника…

ФЁДОР. Я понял, Станислав Сергеевич, сделаю…

ВЕРОНИКА. Я тоже поняла! Федор, только попробуй!

СТАНИСЛАВ. Федя, мы чужие на этом празднике жизни. На тебя вся надежда!

Станислав подходит к Фёдору, обнимает его, отдаёт деньги.

ПЁТР. Я прослежу, чтобы все хорошо было.

Станислав показывает Петру два пальца.

ЕВГЕНИЯ. Я тебе прослежу! У нас сделка сегодня… Ты помнишь, что сказал риэлтор? Там очередь на этот дом!

ИГОРЬ. Думаю, что дамы пока могут заняться едой.

ИВАН. Пойдёмте уже… Раньше сядем – раньше выйдем! Быстрее сходим – быстрее поедим…

АЛЛА. Я прошу прощения, кто все же будет старший?

СВЕТЛАНА. Ну, давайте ещё флажки возьмём, построимся парами! Сходили быстро, все узнали и назад.

ВИКТОР. Ну, тут вопрос в том, кто крайним будет, если что… В смысле, отвечать…

АЛЛА. Опять негативная коннотация… Я не вкладывала в свой вопрос ничего такого…

СВЕТЛАНА. Вот и не каркайте под руку! Ни пуха ни пера, мужики!

АЛЛА. И причем тут приметы? Я в них не верю.

ИГОРЬ. Не нужно, Алла.

СВЕТЛАНА. А я верующая. Я верю.

ЛУЧИЯ. Оу, вы ходите в церковь? Расскажите, что вы думаете о слиянии церкви и власти!

ИГОРЬ. Я прошу прощения, мне нужно отойти на пару минут.

АЛИК. Мне тоже, брат…

ВИКТОР. Ну и я тогда схожу за компанию…

ИВАН. Началось в колхозе утро! Может ещё кому-то надо? Давайте короче…

Игорь, Виктор и Алик уходят.

ОЛЕГ. Где вы эти темы берёте? У вас в фильме, наверное, медведи будут по улицам Норильска ходить?

СТАНИСЛАВ. А норильчане их подбирают замёрзших на улицах, тащат домой и отпаивают водкой! Господа, вашему вниманию предлагается миниатюра «Норильская семья». (Веронике.)Дорогая, я дома!

ВЕРОНИКА. Почему ты так задержался, дорогой? Ты принёс водку?

СТАНИСЛАВ. По дороге из театра я нашёл замершего медведя, пришлось его отпаивать водкой. Потом снова пошёл в магазин за водкой.

ВЕРОНИКА. Дети, садитесь за стол! Давайте выпьем водки.

ОЛЬГА. Мама, а мне можно пойти поиграть с медведем?

ВЕРОНИКА. Конечно, дорогая, только сначала выпей водки.

ФЁДОР. Мама, я уже выпил водки, можно мне пойти к дедушке?

СТАНИСЛАВ. Твой дедушка занял очередь в очереди за талонами на талоны. Ты можешь сходить отнести ему водки.

ВЕРОНИКА. Дочь, если ты уже выпила водки, можешь сходить поиграть с медведем. Только не долго, тебе ещё нужно написать в КГБ отчёт! Погуляешь, зайди в магазин за водкой, завтра снова холодно.

ФЁДОР. Мама, мне жарко. Можно я уже выключу атомный реактор.

ВЕРОНИКА. Я сама сейчас его выключу, только выпью водки. А ты, сын, пока сыграй нам с папой на балалайке.

МАТВЕЙ. Не слушайте их, Лучана. Актеры, им лишь бы придуриваться. Да уж, у нас уже монтировка идет, господа актеры…

ОЛЕГ. Зря вы их защищаете, они именно такое кино и снимут…

ИВАН. А мне понравилось, особенно про реактор и про медведя….

Возвращается Игорь, Виктор и Алик.

ПЁТР. Я извиняюсь, мы дело будем делать или вечер потерян?

ЕВГЕНИЯ. В магазин не ходи, слышишь?

АРТУР. Ну, не прощаемся.

ВИКТОР. Светлана, можете начинать скучать по мне.

Появляется Джино в пуховике и меховой шапке. В руках пластиковый контейнер. Отдаёт его Лучии.

ДЖИНО. Позаботься о ней. Если со мной что-то случиться, отдай её моему брату Джузеппе, он позаботится о ней.

ОЛЬГА. Федя, только туда и обратно!

СЕРГЕЙ. Со мной пойдёт…

СТАНИСЛАВ. Вы ещё здесь? Фёдя, на тебя вся надежда! Ну, освобождённые женщины Востока, пойдёмте собирать на стол. Отобедаем, чем бог послал.

Мужчины идут к выходу, женщина смотрят вслед. Слышно завывание ветра. К ногам женщин падают перчатки, бейсболки, шапки, шарфы. Каждая из них поднимает что-то, прижимает к груди. Станислав поднимает красную шапку, в которой был Фёдор.

СТАНИСЛАВ. Эх, Федя. Огорчил ты меня…

По громкой связи мужской голос сообщает: «»Норильский никель»: надежность и надежда. Создаём будущее своего Севера. Создаем будущее своей страны!». Звучит громкая, пафосная музыка.

4.

Женщины стоят вокруг Станислава, обнимают его. Он поочередно гладит женщин по головам. Отдельно от них стоит Вероника, делает вид, что считает пакетики с сухарями. Сбилась, считает снова. Станислав виновато смотрит на Веронику.

ГАЛЯ. Ну, хватит, хватит. Вы чего? Пойдёмте, там наверняка нужна наша помощь. Ну тогда я одна иду.

Галина одевается. В зал входят Артур и Сергей, ведут Олега, он хромает.

ВЕРОНИКА. Что случилось? Где остальные?

АРТУР. Ветер – мама не горюй! Сдуло нафиг!

ОЛЬГА. Где Федя, что с ним?

Женщины отпускают Станислава, смотрят на пришедших.

СВЕТЛАНА. Чего там, снаружи? Где мы?

СЕРГЕЙ. Ничего не видно… Заметёт нас тут, похоже…

Входят Пётр и Матвей, несут на руках Джино.

ПЁТР. Принимайте балласт.

МАТВЕЙ. Слабенький он у вас какой-то.

ДЖИНО. Это был ужас, Лучия. Я думал, что наступил конец света. Было очень страшно, ужас парализовал меня… Я молился! Мы погибнем тут, прости меня за все…

Джино забирает у Лучии банку с черепахой, уходит.

СТАНИСЛАВ. Что он говорит?

ЛУЧИЯ. Нас должны искать спасательные службы! Где они?! Он сказал, что мы все умрем. Зачем вы живете здесь?

СВЕТЛАНА. А где нам жить? Где родились, там и живём…

АЛЛА. Ну вот, опять негативная коннотация! Я вот рада, что здесь родилась и живу…

ВЕРОНИКА. Зачем вообще люди живут? Чтобы жить! Ну и работать…

СТАНИСЛАВ. Да вы прямо герой труда. Вам памятник нерукотворный поставить надо!

ОЛЬГА. Где Фёдор? Он в порядке? Блин, он обещал мне предложение сделать в Москве…

СТАНИСЛАВ. А почему не в Рио-де-Жанейро?

ОЛЬГА. Хочу в Москве, на материке, чтобы красиво было, не как у всех…

СТАНИСЛАВ. Понятно! Фото на фоне Кремля и в «Одноклассники» к котикам и куличам…

Входит Виктор. В руках веревка из вещей. Следом, держась за веревку, идут Игорь, Фёдор. Последним идёт Иван, несёт Алика.

ФЁДОР. Станислав Сергеевич, извиняйте… (Пауза) Оля, почему ты плачешь? Что случилось?

ОЛЬГА. Ты же не передумаешь? Ты же женишься на мне?

ОЛЕГ. Даже не вышли! Дольше собирались…

ГАЛЯ(Олегу). Главное, что живы и здоровы. Больно?

ИГОРЬ. У меня на очки сразу снег налип.

Алла взяла очки мужа, протирает.

ОЛЕГ. Не появлялся Аркадий Петрович?

ПЁТР. А чего вы такие грустные?

ЕВГЕНИЯ. Получается, мы тут застряли? А дом?

ПЁТР. Ну, зато зимой у тебя снова будет дело,–искать нам дом на материке…

ЕВГЕНИЯ. А ты и рад…

ИВАН. Ну чего там с пельменями?

ПЁТР(Станиславу). Прости, уважаемый, до магазина не дошли.

СЕРГЕЙ. Какой там до магазина…

АЛЛА. Должен же быть какой-то выход…

АЛИК. Выход есть… Выйти нельзя… Снег туда-сюда…

СВЕТЛАНА. А на Гоа сейчас + 32.

СЕРГЕЙ(напевает). Улетел бы на Гоа – да в кармане.. ни хуа!

АРТУР. Убежал бы и в Европу – если б евро жали…

ОЛЕГ. Тихо… Надо еще раз пробовать…

ИВАН. Так-то можно, только давайте поедим.

МАТВЕЙ. Может «окно» какое-то будет… Обидно, если на фестиваль не долетим…

СТАНИСЛАВ. Может, тогда ближе к бару?

ИВАН. С вчера ничего не ел, только закусывал.

ВЕРОНИКА. Там только сухарики, орешки и чипсы.

СВЕТЛАНА. Пельменей нет… Два года откладывала, сказку эту себе нарисовала, и попутчик в интернете нашёлся. И на тебе, Света… Получи «все включено»…

ВИКТОР. Какой попутчик?

СВЕТЛАНА. Теперь уже никакой… Совсем не выйти?

ВИКТОР. Можете сама попробовать, Светлана Павловна…

ИВАН. Может, тогда скинемся, купим у них все оптом и сделаем себе «все включено»?

ОЛЕГ. Да хватит вам про еду…

ИГОРЬ. В экстренной ситуации главное – не паниковать.

ЕВГЕНИЯ. То есть мы ещё на год тут остаёмся, да, Пётр?

Петр обнимает Евгению.

ВИКТОР. Короче, давайте решать по мере поступления…

АЛЛА. Прекратите, мы не в каменном веке. Мы не знаем, где мы, но мы же понимаем, что это аэропорт. Связи нет, но мы же знаем, так бывает у нас – это временно…

АРТУР. Да, только, время потеряем. Пока нас найдут…

ОЛЬГА. А если нас не найдут? Федя, нас же найдут?

СТАНИСЛАВ. Ну началось… Держись, Федя…

АЛИК. Мне отец рассказывал, вёз одного полярника…

ОЛЕГ. Я пошёл… Не могу так сидеть…

ГАЛЯ. У вас нога – сидите. Я сама… (Сергею и Артуру.) Пойдёмте попробуем ещё раз.

ВИКТОР. Вы из-за москвича переживаете?! Москвичи – они такие… Я бы с него спросил…

СВЕТЛАНА. А он точно сюда с нами заходил?

ИГОРЬ. А что вы имеете против москвичей? Я вот до 14 лет жил с родителями в Москве, потом отца перевели сюда, и мы за ним… Хватит уже во всем москвичей винить?

СВЕТЛАНА. А кто все решает, разве не они?

АЛЛА. Ну вот, что и требовалось доказать: «Вот приедет барин, барин нас рассудит». Типичное русское… Оля, ты помнишь это стихотворение у Некрасова? Он написал это 132 года назад, а как актуально до сих пор! Может, самим пора решать–не ждать барина!

ПЁТР. Решать самим – это понятно. Но и спросить иногда стоит…

СТАНИСЛАВ. Ближе к телу, как говорит Мопассан. Идём или не идём? Едим или не едим?

ВИКТОР (Олегу). Я вроде помню, что он за мной заходил. Выйти он не мог, мы пробовали… Так что, если искать, то здесь…

ПЕТР. Куда он денется с подводной лодки?

ЛУЧИЯ. Оу, подводная лодка… Я хочу задать вам вопрос, чтобы вы делали, если бы оказались с геем в душе на подводной лодке?

ВИКТОР. Не отвечай, это провокация. Один такой уже спрашивал! Фиг угадаешь, как они потом выкрутят! Думаете, санкции ввели, и все, сдались мы?

ИГОРЬ. А вот эти два человека, которые снимали фильм про нас, заметьте, к нам киношники в очередь не стоят, они по-вашему виноваты в санкциях? Подводные лодки…

АЛИК. Мне отец говорил, он таксист, как я. Вёз один раз моряков, к девушкам в гости ехали туда-сюда. Они ему говорили, что на атомной подводной лодке служат. Правда! Такие маленькие, по реке Пясина туда-сюда ходят…

ИГОРЬ. Ну, морякам нужно было что-то красивое девушкам рассказать, вот они в такси и тренировались. Была у нас часть, отслеживала, запуск и пролет над нами баллистических ракет, которые запускали с подлодок Северного Флота.

ЕВГЕНИЯ. Я тоже моряков видела у нас… Мне всегда моряки нравились, даже замуж за моряка вышла.

ГАЛЯ. Люди! Ау, какие моряки? Какой барин? Человек пропал– не чемодан. Давайте, заткнемся сейчас все! Допустим, он тут, внутри… Поделимся на группы и пойдем искать. (Молчание.) Простите…

Галина уходит. Моргает свет. Слышно, как заработал какой-то механизм.

СВЕТЛАНА(Олегу). Как, говорите, его звали?

ОЛЕГ. Аркадий Петрович. Почему звали?

АЛЛА. Не смешная сейчас шутка была…

ИВАН. Не знаю, мне понравилось. Люблю чёрный юмор…

СВЕТЛАНА. Чего вы прицепились ко мне? Отцепитесь! Вообще, не моё дело! Это у него человек пропал, не у меня…

Появляется Джино с банкой. Следом идёт Галина.

ДЖИНО (Лучии). Это кошмар! Зачем мы приехали сюда?! Где службы спасения? Где полиция? Нам срочно нужна полиция! Я думал, что умру, когда увидел…

ЛУЧИЯ. Что тебя так испугало, Джино? Что произошло, мальчик?

ДЖИНО. Я пошёл искать тёплое место для Норилки, она замёрзла. Если я замёрз, то она же совсем… Её только разморозили, я теперь несу за неё ответственность!

СТАНИСЛАВ. Короче, Склифосовский!

МАТВЕЙ. Что случилось?

ОЛЬГА. Федя, что он увидел? Посмотри, какой он испуганный!

АЛЛА. Галина, скажите прямо, мы все взрослые люди… Что там?

ИГОРЬ. Так вы нашли его?

ГАЛИНА. Там…

СВЕТЛАНА. Слышали, нашли! Ну, пойдём знакомиться.

5.

Все стоят около транспортерной ленты, из-под резиновых штор торчат ноги в ботинках. Рядом с ногами стоит кожаный портфель.

ОЛЕГ. Портфель точно его… И ботинки вроде похожи… Не уверен… Блин, почему именно со мной такая фигня случилась? Сам же вызвался его сопровождать: типа, глядишь, в московский офис возьмут.

ИВАН. Доставать надо. А чего он в белье нательном? Раздели беднягу…

АРТУР. Кто полезет?

АЛИК. Жаль человека… Лучше бы он пропал, чем так… (Молчание.) Просто сейчас много людей пропадают. По телевизору говорят, что инопланетяне туда-сюда забирают для опытов.

СВЕТЛАНА. Или земляне – на органы. Светлая память…

АЛЛА. Ну вот, почему вы во всем видите негатив?

ОЛЬГА. Федя, уведи меня куда-нибудь срочно… Я не хочу тут, рядом с трупом…

ПЁТР. Так, женщины, вы бы, правда, отошли куда-нибудь.

ВИКТОР (Джино). Ты бы шапку снял… Дело такое… Понимать должен…

ЕВГЕНИЯ. Пустите меня. Может, он живой…

Евгения идёт к ленте. Свет моргает, лента начинается двигаться, ноги уезжают за шторы.

АРТУР. Вот нифига себе!

ОЛЕГ. Куда он поехал? Кто это включил?

АЛИК. Началось!

ИВАН. Сейчас он с другой стороны выедет!

ИГОРЬ. Кто ленту запустил?

Свет зажигается, лента останавливается.

ИВАН. Ладно, я полез.

Иван идёт к окошку, откуда торчали ноги человека.

ИГОРЬ. Мне кажется, логичнее теперь лезть навстречу.

СВЕТЛАНА. Чего сам не лезешь, если такой умный?

Иван идёт к другому окну, Артур и Олег помогают держать шторы. Иван ползёт по ленте.

ПЁТР. Я тоже полез, не вытащит один.

Моргает свет, лента движется. Сначала из-за шторы появляется Иван, потом ноги и портфель. Лента останавливается.

ИГОРЬ. А вот это уже интересно.

МАТВЕЙ. Что именно? Что она вертится?

ИГОРЬ. Ноги! По логике, тут голова должна быть…

СТАНИСЛАВ. Побольше цинизма. Людям это нравится.

ГАЛИНА. Их что, двое там?

Моргает свет, лента крутится. Мужчины отпрянули. На ленте лежит Н е и з в е с т н ы й. Руки вдоль тела примотаны прозрачной пленкой, рот заклеен скотчем. Неизвестный смотрит на людей. Лента вот-вот увезёт его за шторку. Пётр, Иван, Артур и Сергей снимают мужчину с ленты, ставят на пол. Олег хватает с ленты портфель. Пётр убирает скотч. Неизвестный улыбается.

МАТВЕЙ. Это он?

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Мир вам…

ОЛЕГ. Вы кто, мужчина?

ИВАН. Живой… А мы думали: жмурик лежит…

ОЛЕГ. Мужчина, где вы взяли этот портфель? Кто вам его дал?

СТАНИСЛАВ. Что так слабо? Ну ты, жертва аборта, быстро говори, кому продал стул?!

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Недостаточно информации…

СТАНИСЛАВ. Согласен! Станислав. (Протягивает руку.) Что будем делать?

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Я предпочитаю не говорить, а делать… Чем займемся?

СТАНИСЛАВ. Есть множество интересных занятий. Например, можем выпить и закусить.

АЛИК. Здравствуй, брат, как сам?

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Привет, брат! Все ок! Как сам?

СТАНИСЛАВ. Интересный вы человек, отвечаете вопросом на вопрос!

НЕИЗВЕСТНЫЙ. И бла-бла-бла…

СЕРГЕЙ. Вы не знаете, где все?

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Сейчас припомню… Недостаточно информации. Не помню…

СТАНИСЛАВ. Давай поглядим друг на друга в упор, довольно вранья. Я – твой соглядатай, я – твой прокурор, я – память твоя.

ОЛЕГ. Тихо! Портфель этот откуда у тебя?

СТАНИСЛАВ. Чего вы орете, как белый медведь в тёплую погоду?

ИВАН. Чего ты пристал с портфелем? Видишь, не помнит.

МАТВЕЙ. Олег, он же замотанный, как он его взять мог?

АРТУР. Его кто-то рядом поставил.

ПЁТР. Давай-ка мы тебя размотаем, уважаемый.

Мужчины начинают разматывать неизвестного. Подходят остальные.

СВЕТЛАНА. Ну вот, а то нагнали жути–труп. Живее всех живых…

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Думаю, вашу эмоцию можно считать позитивной…

ИВАН. Кто тебя так упаковал?

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Попытаюсь припомнить. Не помню…

ВЕРОНИКА. Бедняга…

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Вашу эмоцию можно считать позитивной?

ПЁТР (Станиславу). Надо ему налить… Не в себе мужик…

ЕВГЕНИЯ. Подождите, я его осмотрю. Садитесь.

Неизвестный садится на ленту. Евгения смотрит его зрачки.

СТАНИСЛАВ. Сударыня, мне понадобится ваша помощь в организации точки общепита.

Станислав и Светлана идут к бару.

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Со мной что-то не так?

ВЕРОНИКА. Вот день – одного нашли, второго потеряли…

ОЛЕГ. Мужик, ты лучше по-хорошему скажи, откуда у тебя портфель! Ты хоть понимаешь, чей он? Куда москвича дел? Зачем жизнь отнял?

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Жизнь–это процесс, или система, вектор развития которой противоположен по направлению остальным, «неживым» объектам вселенной, и направлен на уменьшение собственной энтропии.

ОЛЕГ. Чего сказал? Ты издеваешься?

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Думаю, вашу эмоцию нельзя считать позитивной…

Олег подходит к неизвестному вплотную. Иван встаёт между ними.

ОЛЬГА. Федя, это, конечно, бред, но он говорит, как моя Сири.

ВИКТОР. Сири, это кто?

ЛУЧИЯ. Оу, Сирия?

ФЁДОР. Сири! Ноу Сирия!

ВИКТОР. Вам лишь бы чего-нибудь такое выхватить! Фиг вам – Крым наш!

ВЕРОНИКА. Надо бы одеть его. Пойдёмте подберем вам чего-нибудь…

ЕВГЕНИЯ. И покормить надо бы… Как-то нездорово он выглядит.

ИГОРЬ. Стресс… Потеря памяти, возможно… Не исключаю, что она алкогольной природы.

ОЛЕГ. Давайте кормите, одевайте его…(Галине.) Возьмите портфель, Галина. (Одевается.) Пусть у вас будет, пока я не вернусь.

ГАЛИНА. Вы куда собрались? Там же пурга, я не опущу вас одного.

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Скорость ветра – 38 метров в секунду. По шкале Бофорта буря оценивается в 12 баллов из 12, что является «жестоким штормом».Видимость практически нулевая, осадки…

ИВАН. Тихо-тихо, не расстраивай его, у него человек пропал… Олег, давай я схожу, гляну чего там, а ты посиди со своей ногой.

АРТУР. Мы посмотрим.

СЕРГЕЙ. Если там «окно», вернёмся за вами.

Иван, Сергей и Артур одеваются, идут к выходу.

ПЁТР. Даже имя не помнишь?

ИГОРЬ. Нужно их называть, ему так проще будет…

АЛЛА. Абрам, Авраам, Адам…

ВИКТОР. Чего-то вы какие-то не те имена называете. Вы на лицо его посмотрите…

ЛУЧИЯ. Антисемит?

ПЁТР. Все нормально, девушка… Мы тут, в Заполярье, толерантны. Знаете такое слово?

АЛЛА. Александр, Алексей, Анатолий, Андрей, Артём, Богдан, Борис, Вадим, Валентин, Валерий, Василий, Виктор, Владимир, Владислав, Всеволод, Вячеслав, Гавриил, Георгий, Герасим…

Неизвестный чихает.

ВИКТОР. Герасим!

ПЁТР. Будь здоров, Герасим!

НЕИЗВЕСТНЫЙ. И тебе не хворать…

СВЕТЛАНА. Вот жизнь мужику родители подпортили именем.

АЛЛА. Интересно, почему это?

СВЕТЛАНА. Вы чего, «Му-му» не читали? Там грустно все…

АЛЛА. При всём моём уважению к Тургеневу, он не Герасим…

ОЛЬГА. Пусть будет – Сири, он как она разговаривает.

ПЁТР. Это кто? Из сериала какого-то?

ФЕДОР. Программа одна в телефоне. С ней говорить можно, спрашивать. Я, когда первый раз попробовал, на весь вечер залип… Фигня, короче…

ВЕРОНИКА. Но он же – он…

МАТВЕЙ. Тогда – Сирин. Красиво!

ВИКТОР. Это же птица какая-то…

ИГОРЬ. В средневековых русских легендах Сирин…

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Сирин – в древнерусском искусстве и легендах райская птица, которая иногда прилетает на землю и поет вещие песни о грядущем блаженстве.

ПЕТР. Как из тебя поперло! Вспомнил чего, Сирин?

Возвращаются Иван, Сергей и Артур.

ИВАН. Замело наглухо! Откуда только столько снега взялось…

АРТУР. Похоже накрылось наше выступление на фестивале. Снега, как тогда, в пургу, помнишь, Серега?

СЕРГЕЙ. Электричка пришла, двери открылись, а там сугроб до верху… Первый раз в жизни должны были в одном концерте с Митяевым петь… Спели, блин…

ГАЛИНА. Он много выступает, споёте ещё. А нам споёте? Я очень гитару люблю…

МАТВЕЙ. У него человек пропал. У вас концерт с Митяевым… А у меня, похоже, будущее тесно связано с заполярным театром…

Появляется Станислав.

СТАНИСЛАВ. Что случилось, Матвей Викторович? Кто-то ещё пропал?

ПЁТР(Матвею). Опоздали?

ИГОРЬ. Мы тоже, похоже, презентовали книгу. Сейчас автограф-сессия идёт… Так что, Алла, нам как бы в очередной раз намекает Север: нечего там делать, на материке…

МАТВЕЙ. На актеров должен был режиссёр посмотреть, чтобы в кино их взять. Все, дорогой Станислав Сергеевич, Москва отменяется! Да, Вероника Викторовна, Норильск – форевер!

ВИКТОР. Да ладно вам. Чего последний фестиваль?

МАТВЕЙ. Да что вы понимаете? Лезете со своими… Да идите вы! Надо же, такой шанс был…

ВЕРОНИКА. Не трогайте его. Шутка ли–девять месяцев работы на ветер выбросить…

СВЕТЛАНА. За это время можно зачать и родить… На что люди время тратят…

ЕВГЕНИЯ. А у нас чего получается… (Пауза.) Опять у на материке ничего не получается… В этом сезоне точно…

ИВАН. У меня вообще, невеста вот-вот родить должна.

СВЕТЛАНА. Ты-то чего дергаешься, не тебе рожать. Родит–у нее как бы нет другого выхода! А вот отдых с русским немцем на Гоа – накрылся медным тазом! Была надежда, да всплыла…

Моргает свет. По громкой связи мужской голос сообщает: «Создаём будущее своего Севера. Создаем будущее своей страны!»Норильский никель»: надежность и надежда».

6.

Около бара стоят столы, расставлены стулья, лавки. На барной стойке стоит прозрачная емкость, в ней лежат деньги.

СТАНИСЛАВ. Господа-товарищи, земляки, друзья! Как говорится, «дело помощи утопающим – дело рук самих утопающих!». Раз уж все так у нас все сложилось…

МАТВЕЙ. Станислав Сергеевич, налейте мне полную…

ВЕРОНИКА. Может, не надо?! Мы-то знаем, что спектакль хороший. Ну, останетесь с нами до следующего фестиваля. Вы же молодой еще, это нам уже – получить «заслуженных» и тихо разбежаться уже по каким-нибудь театрам, молодых поучать…

СТАНИСЛАВ. «Попрошу вас, гражданка, очистить стул». Не обобщайте! Я не для этого в театре, и вы, как моя супруга, должны знать об этом…

ОЛЕГ. Сидим тут, как эти…

ГАЛИНА. Олег, ну хватит, мы же пытались!

ВИКТОР. Сирин, скажи чего-нибудь…

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Чего-нибудь. Недостаточно информации… Уточните запрос!

ОЛЬГА. Скажи тост, Сирин!

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Будьте здравы, бояре! Пьянству – бой, так выпьем перед боем! Выпьем за жен и любовниц, за то, чтобы они никогда не встретились! За нас, красивых, за них, богатых! Пусть не знает ваша хата ни доктора, ни адвоката! Прошлого уже нет, будущего ещё нет, так выпьем же за настоящее!

ВИКТОР. Постой, паровоз! Как звать, не помнит, а это запросто. Нельзя за один раз столько выпить…

ПЕТР. А последнее в тему… Раз уж нас тут зачем-то собрали вместе, давайте выпьем за сейчас… За нас!

Все выпивают. Неизвестный смотрит на них.

СТАНИСЛАВ. Ты чего не пьёшь, Сирин?

ИВАН. Может, он в завязке…

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Очень смешно! Обхохочешься!

ВИКТОР. Ты чего, не уважаешь нас? Мы к тебе со всей душой, а ты чего к нам одним местом. Ну, давай уже, чего греешь?

СТАНИСЛАВ. Не бойся, это не страшно… С днём рождения! У тебя же вроде дня рождения сегодня! Чего было бы, если мы тебя не нашли…

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Не могу ответить… Недостаточно информации.

ВЕРОНИКА. Сирин, пейте, они не отстанут…

ЕВГЕНИЯ. Проще выпить, чем объяснить, почему не пьёшь.

ДЖИНО. Что за место… Ископаемые черепахи, оживающие трупы, снег, пурга. Водка. Как они тут живут, Лучия?! Осталось только увидеть инопланетян, которые пьют водку с белыми медведями. Мне кажется, я не очень этому удивлюсь. Пей, тут по-другому не выжить.

Неизвестный пьёт. Все смотрят на него.

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Твою дивизию…

СВЕТЛАНА. Вот, чего-то там зашевелилось у него…

ЛУЧИЯ. Что это значит «твою дивизию»?

МАТВЕЙ. Это удивление, Лучия, и радость одновременно… А в моем случае нужно говорить «твою мать»… Это печаль, сожаление и прочая негативная коннотация…

АРТУР. С днём рождения! Как говорится, лучший подарок – песня, а их есть у нас…

АЛЛА. Книга! Как говорится, лучший подарок – книга!

СВЕТЛАНА. Я вообще терпеливая, но ещё раз перебьете–пеняйте на себя! Я предупредила!

ЕВГЕНИЯ. Я тоже предупредила! Мы, врачи, люди циничные, так что аккуратнее!

ВИКТОР. Давайте, парни, чего-нибудь такое… Чтобы за душу взяло…

Сергей и Артур поют песню. Виктор и Светлана танцуют.

ВИКТОР. Можно я тебя запишу «Светулёк»? Не обидишься?

СВЕТЛАНА. Почему так?

ВИКТОР. Света, Светочка, Светик, Светонька, Светланка, Светуня, Светуля, Светулёк.

СВЕТЛАНА. Чтобы жена не догадалась? Скажешь, что фамилия мужика с работы?

ВИКТОР. Блин, Светулёк, ну мы еще не начали, а ты уже начинаешь! Нафига, а?!

СВЕТЛАНА. Так, хватит ныть! Когда в ЗАГС идем?

ВИКТОР. В смысле? Не понял сейчас…

СВЕТЛАНА. А ты думал как? Мы с тобой повстречались, разъехались – и все? Нет, дорогой, я хочу стабильности!

ВИКТОР. Ну, я это… Того… Не против я… Виктор сказал – Виктор сделал…

СВЕТЛАНА. Виктор еще ничего не сказал…Хорошее дело браком не назовут… (Пауза.) Я же тебя не знаю почти.

ВИКТОР. Летчиком мечтал стать… Родители сказали, мол, «Рожденный ползать – летать не может». Поступил в Норильский вечерний индустриальный институт.

СВЕТЛАНА. Чего на материк сбежал? За мечтой?

ВИКТОР. Место свое искал… Мечту отобрали, но я не в обиде. Искал место, дело свое, там-сям. Человека своего искал. В командировки теперь сюда… К родителям на кладбище заеду, дела сделаю–и на материк.

СВЕТЛАНА. А мы с мужем приехали молодые, комсомольский задор в одном месте, романтика. Работа, дети… Летом – отпуск, зимой – зима… Романтика как-то быстро выветрилась. Дети выросли, с мужем расстались. Живем как соседи на одной территории.

ВИКТОР. Хочешь, заберу тебя? У меня квартира есть, дача, машина. Ты хорошая… Я верный, Светик! Чем поклясться тебе?!

СВЕТЛАНА. Лучше, не клянись, Витя…

ВИКТОР. Можно, поцелую тебя?

СВЕТЛАНА. Нет, конечно! Зачем спрашиваешь?

Виктор целует Светлану.

СТАНИСЛАВ. Сирин, скажи«Норильск».

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Норильск – город краевого подчинения Красноярского края. Самый северный в мире город с постоянным населением более…

ПЁТР. Суши весла, мужик. Это все знают…

ФЁДОР. Такое ощущение, что он «Википедию» вызубрил, и она осталась, а остальное забыл.

ИГОРЬ. Или с программой этой много общался…

ВЕРОНИКА. Одинокий, наверное…

СТАНИСЛАВ. Сейчас мы тебе расскажем, запоминай, с чего бы начать…

ИВАН. Сначала и начнём. Короче, Герасим, на нас все нападали, потому что мы не хотели жить как все, под чужую дудку плясать… Все на нас нападали, мы всех победили, и вот живем теперь…

ИГОРЬ. Вот, господа, что и требовалось доказать! Мы всех победили!

АРТУР. А теперь-то чего не так? Мы не победили, скажете?

АЛЛА. А что, у нас, кроме побед, ничего в истории не было? А революция, а гражданская война, а культ личности, а все остальное?

СЕРГЕЙ. Нет, а чего вы все в одну кучу?

ПЁТР. Так, уважаемые, не будем спорить. Будем говорить о том, что сами знаем… О том, в чем сами поучаствовали. Я вот в 75 году сюда приехал, после армии, нас вербовали. Это все лирика… Вот! Знаешь, почему так город назвали? Нарыльск– тут куда не пойди, ветер всегда дуетна рыло.

СТАНИСЛАВ. Мужик приезжает в Сочи, на пляж пришёл, разделся, а его спрашивают: «Ты чего такой белый? У вас лета не было?»–«Было, только я в этот день работал…»

АЛИК. Я тоже работал в тот день…

СЕРГЕЙ. Мужики говорят, что раньше на рудниках были краны такие, вроде водопроводных, прямо из стены торчали, как дома. В одном – чай с сахаром. В другом –кофе!

АРТУР. Короче, они с собой на работу фляжки брали и запасались, когда на смену шли. Вот такой коммунизм у нас тут, Герасим! Только ты не знаешь, что такое коммунизм.

СТАНИСЛАВ. Можно подумать, ты знаешь!

ИГОРЬ. Вообще, тема разных краников тут у нас актуальна. Говорят, что, когда с пивом напряжёнка была, в дома начальства, которые рядом с пивзаводом жили, по блату пивопроводы проводили. Кран открыл и хорошо!

ИВАН. А самый долгий поцелуй, занесенный в Книгу рекордов Гиннеса, был зарегистрирован этой зимой между мальчиком и качелькой! Прикинь, с качелькой!

ПЁТР. Удивил – краники! Мы, бывало, с мужиками после трудовой недели в Москву летали, пивка попить или в ресторане погулять.

ЕВГЕНИЯ. И я только сейчас об этом узнаю? Ну и как Москва?

ПЕТР. Давайте за территорию выпьем!

Олег и Галина сидят на транспортерной ленте.

ГАЛИНА. Вот, после того пожара, когда нам с мамой все помогали. Совсем незнакомые люди… Я бы никогда у себя в Уфе не поверила, что такое бывает! Вот, решила, что буду другим помогать. Сначала одна была, потом другие появились. Если сверху кто-то тебе даёт помощь, значит и ты можешь…

ОЛЕГ. Я могу предложить руководству, сделаем совместный проект, вы можете его возглавить. Благотворительный проект «Норильского никеля»: «Комбинат добра». Нормально?

ГАЛИНА. Для чего вам это, Олег?

ОЛЕГ. Просто вы такая… Добрая, чистая что ли… Я не знаю, смог бы я так… Конечно, если какая-то экстренная ситуация, там понятно…

ГАЛИНА. Вы хороший.

ОЛЕГ. Правда? Мне кажется, что у меня от работы деформация есть, как у актеров…

ГАЛИНА. Я вам понравилась, да?!

ОЛЕГ. Вы не так меня поняли… Я не поэтому…

ГАЛИНА. Значит, не понравилась…

ОЛЕГ. Вы не так поняли… Блин, я не так сказал… Вы понравились, и помочь хочу… Но помочь не потому, что вы мне понравились… Я не так выразился, а вы не то поняли. Вроде бы всего ничего знакомы, а кажется, что давно знаю. Радуюсь вам…

ГАЛЯ. И мы не случайно тут застряли, правда, Олег?

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Случай – происшествие, приключение, преимущественно неожиданное, непредвиденное. Цепь непознанных или недостаточно хорошо познанных причин и следствий. И не благодарите… Пользуйтесь!

Станислав и компания идут к транспортерной ленте, несут алкоголь. Станислав расставляет рюмки на транспортерной ленте, наливает в них водку.

ВЕРОНИКА. Ну вот, вторая стадия – фокусы. По крайней мере раньше так было. Мы теперь порознь отдыхаем…

ЕВГЕНИЯ. А у нас вторая стадия – это «за тех, кто в море», «там, за туманами», и «Варяг» потом… Почему порознь? Не живете вместе?

ВЕРОНИКА. Живем как соседи. Тут – твое, тут – мое… Вовремя не признались друг другу, что всё прошло между нами… Не хочу об этом…

СТАНИСЛАВ. Прошу тишины, дамы и господа! Итак, фокусы. (Кричит.) Запускайте! Тут некоторые высказали недовольство тёплой водкой. Мы сейчас это исправим. (Кричит.) Ну чего там, нажмите кнопку уже… Барабанная дробь…

ВЕРОНИКА. Факир был пьян, и фокус не удался… Давайте другой фокус сделаем, Станислав Сергеевич… Признаемся сейчас, что мы друг другу чужие люди… Ау, фокусник!

ЕВГЕНИЯ. Не надо сейчас, не при всех.

Сергей и Артур отбивают ритм по корпусу гитары. Круг не движется.

ИВАН. Мужики, давайте, повернем его. А то водка теплая.

Мужчины пытаются вращать круг. Подходит Неизвестный. Неизвестный касается ленты, она начинает вращаться.

АРТУР (Неизвестному). Нифига ты сильный, а так и не скажешь…

СТАНИСЛАВ. Теплая водка превращается… Превращается водка… Противная теплая водка превращается в освежающий, прохладительный напиток…

Появляются рюмки, они белые от изморози.

СТАНИСЛАВ. Видел! Фокус! Это север, Герасим! Ну, за твоё здоровье!

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Я уже напился, поэтому скажу… Только вы никому… Это мы вас сюда закинули. Не я конкретно… Там, наверху, решили, что норильчане вовсе не люди.

СТАНИСЛАВ. И тут Остапа понесло…

ВЕРОНИКА. Дайте дослушать…

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Они предположили, что вы – отдельная от людей цивилизация. Тут люди не могут жить, а вы живёте.

ИГОРЬ. А вот это же интересно…

АЛИК. А я верю. Я тоже так туда-сюда думал, когда приехал…

ПЕТР. И чего дальше?

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Вас закрыли – вы выбраться пытаетесь. Снегом по крышу замуровали – вы не сдаётесь. Тогда меня послали для прямого контакта.

ЕВГЕНИЯ. Да, к врачу тебе надо.

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Вы меня спасли, одели, накормили, отогрели, напоили, имя дали…

Свет над лентой мигает, тухнет. Зажигаются лампы над баром. Сидят Матвей и Лучия. Отдельно сидит Джино, смотрит на черепаху в банке.

МАТВЕЙ. Как-то так… Случай, Лучия, что в театре оказался. А теперь не знаю, как без него. Актером круто: можно кучу всего на себя примереть, тебя знают. Зато режиссер миры создает. Не знаю, как объяснить, просто здесь и сейчас возникает жизнь какая-то… Понимаешь?

Джино встал, взял банку, ушёл.

МАТВЕЙ. Куда он? Ревнует?

ЛУЧИЯ. Кажется, он переживает. Мы с ним расстались у вас, пока снимали кино…

МАТВЕЙ. А на объездной дороге у замак царицы Тамары были? То ли водонапорная башня, что такое там построили давно. Говорили, что там какая-то женщина повесилась, тоже давно. Я не про это… Так вот, есть поверье такое, что если рядом с башней поцеловаться, то никогда не расстанешься.

ЛУЧИЯ. Оу, вы меня приглашаете? Или я не так поняла?

МАТВЕЙ. Ну, вдруг вы проверить захотите. Я вот хотел бы попробовать. Оставайтесь!

Подходит Пётр.

ПЕТР. Режиссёр! Ну как ты, уважаемый? Простите, что помешали. Мы с женой были у вас на «Гамлете»–есть о чем поговорить…

МАТВЕЙ. Вы прямо как театральный критик… Они так говорят, когда ругать не хотят: «Тут есть о чем поговорить».

ПЕТР. Вот какой смысл во фразе Гамлета «быть или не быть»? Жить или не жить?

МАТВЕЙ. А ваша версия?

ПЕТР. Действовать или не действовать…

НЕИЗВЕСТНЫЙ(Матвею). Вы создателем себя видите, когда спектакль делаете? А про Гамлета интересно послушать.

Свет над баром гаснет. Зажигается над транспортерной лентой. Фёдор стоит на колене перед Ольгой, в руках коробочка с кольцом. Сергей и Артур играют, Станислав и Вероника пою что-то цыганское. Подходит Неизвестный.

НЕИЗВЕСТНЫЙ (Ольге). Зачем ты взяла кольцо? Верни, пожалеешь. Он другую встретит, и ты другого. Куда спешишь? Он же предлагает, потому что ты его почти заставила…

ФЕДОР. Ау, Сирин, ты чего? Я уже встретил… Оля, ты не заставляла…

ОЛЬГА. Все подруги замужем, двое детей у каждой. А я чего, рыжая? Не уродка вроде… Я-то чем хуже? Я тоже хочу… Думала: сможем, получится у нас…

Зажигаются лампы над баром. У бара стоят Пётр, Евгения, Игорь и Алла.

ПЁТР. Я все прошлое лето провел на земле. Когда это вот кидаешь, а оттуда вылазит и тебе улыбается. Раз – укропчик, два – лучок. Ну и другая ботва всякая… Она, мол, пора,а он мне страшно. Что я там? Я же металлург, а это, сами понимаете, состояние души… Как так решиться?

ИГОРЬ. Правильно думаете, потому что на ваше место приедут случайные люди? Это потом они тут адаптируются, излечатся от всего того мусора, который приобрели там, на материке…

АЛЛА. А вы, которые тут родились и выросли и уже с пеленок инстинктивно все знали и понимали про Север, будете загибаться там, на материке…

ПЕТР. Меня-то чего отговариваете? Я пока человека не найду, которому дело смогу передать, не уеду.

ИГОРЬ. Мы вот с Аллой для себя точно решили: не уедем.

АЛЛА. Неужели жизнь почти прошла? Мы с этой школой, своих почти не видели… Они как-то параллельно выросли…

ИГОРЬ. Ну чего ты? Зачем?! Поживем еще… Иди ко мне, ты чего… К детям же летим…

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Каждый переезд – это немножко смерть. Каждая смерть – это рождение!

Свет над баром гаснет. Зажигается над Иваном и Джино.

ДЖИНО. И в Африку ездили, в Индию, в Китай… Все вместе, а тут расстались. Не знаю, как теперь быть, что делать… Если расстались, вместе не сможем работать… Вот, Норилка, давай держаться вместе, нас двое теперь…Может, тут останемся?

ИВАН. А я вот решил теперь тут закрепиться. Понимаешь, женщин у меня хватало, я же такой, нормальный… И все не то было… А тут на вахте встретил свою Наташку и приплыл. Любовь! Вот она сейчас там, я здесь, а кажется, что обнимает меня…

Подходит Неизвестный, следом идёт Алик.

ИВАН. Сирин, говорят, ты оттуда. Скажи, о чем думаю?

НЕИЗВЕСТНЫЙ(Ивану).Как сына назовёшь? (Джино.) Оставайся, тут итальянской диаспоры еще нет, первым будешь!

АЛИК (Неизвестному). Брат, у меня отец приехал в девяностые сюда, потому что там у нас все туда-сюда развалилось… Работал много очень. Всем детям туда-сюда квартиры, машины, гаражи… Всё купил, брат, можно уезжать. Я спросил: «Отец, когда домой поедем?» Он говорит: «Алик, чужие мы там совсем». Понимаешь, брат, чужие мы там и тут не свои. Понимаешь! Тут надо вместе держаться, а то сдует! Знаешь, какой тут ветер туда-сюда дует!

Свет гаснет. Зажигается над баром. Станислав говорит в микрофон: «Друзья, давайте все вместе соберёмся у бара и сфотографируемся». Все идут к бару. Музыканты играют.

СВЕТЛАНА. Вот на материке некоторые говорят, мол, «курица –не птица, норильчанка – не жена». Что мужики наши с материка себе жен привозят. Не верь, Сирин, самые красивые женщины – у нас в Норильске! Вот, посмотри на нас!

ЕВГЕНИЯ. Что мы тут только из-за денег и ради карьеры.

ВЕРОНИКА. Ага, если квартиру от мужа требуем, то только в Москве или в Питере. А если в отпуск, то или в Париж, или на Мальдивы. Дорогой, ну и где моя квартира в Париже?

ФЕДЯ. Оля, хочешь, в отпуск в Париж поедем? Я заработаю…

ОЛЬГА. Федя, ты хороший… Найди себе кого-нибудь. Правда, чего я себя обманываю, не моё… Прости меня… (Горнякам.) Может, споем?

АЛЛА. Оля, молодец. Лучше так, чем без любви жить. А женщины, правда, самые красивые. Ещё мы добрые и терпеливые, да, Игорь?!

ИГОРЬ. Конечно, дорогая. Не знаю, что бы я без тебя…

ИВАН. Это правда, тут ничего не скажу. У меня невеста ваша, норильская. Родить должна.

ВЕРОНИКА. Интересно выходит. Наши бабушки всю жизнь для наших родителей жили, лишали себя всего – детям! Родители – для нас, мы–для детей… Когда же кто-то тут для себя поживет? Такое будет вообще? Станислав Сергеевич, я еще и для вас пожила…

ЕВГЕНИЯ. В другой жизни… Скажи, Сирин.

НЕИЗВЕСТНЫЙ. Вы, итак, живете. Вы настоящие.

СТАНИСЛАВ. За женщин! (Выпил.) Прости меня… Ты же знаешь, должна знать… У меня же там вся жизнь… И любовь, и страсть – всё там…  Тут уже ничего нет… Куда делось?! Надо было сказать, и пожили бы еще для себя… Думал, вернется. Вру, знал, что прошло всё. Себя люблю и дело своё… Простите, что говорю, потом не скажу уже. Прости меня… Можно прочитаю тебе…«Я спросил сегодня у менялы, Что даёт за полтумана по рублю, Как сказать мне для прекрасной Лалы по-персидски нежное «люблю»?»

Станислав читает стихи. Гитаристы создают музыкальный фон.

СВЕТЛАНА. Блин, умеете же вы, артисты… До слез просто.

ОЛЬГА. Давайте фотографироваться. Вставайте кучнее.

ВИКТОР. Сирин, какого размера грудь у твоей подруги?

АЛЛА. Что такое вы говорите?

АРТУР. Чтобы улыбались все, нужно сказать…

ВЕРОНИКА. Так говорите, сегодня можно…

СВЕТЛАНА. Сирин, скажи, что такое счастье… Ты где?

ИВАН. Только что тут был…

СТАНИСЛАВ. Сирин!

ОЛЬГА. Вдруг, он тоже исчез? Федя, а что если мы все исчезнем?

ФЕДЯ. Оля, ну ты чего начинаешь, я даже предложение уже сделал…

Зажигается свет, крутится лента транспортёра. Включились мониторы, на них видно Неизвестного. Он стоит на улице, перед камерой наблюдения. Что-то говорит, улыбается, смеётся. Со спины, откуда-то сверху, на него светит луч света. Неизвестный идёт к свету, поворачивается машет рукой камере. По громкой связи звучит его голос: «Счастье – понятие морального сознания, обозначающее такое состояние человека, которое соответствует наибольшей… Какая фигня! Счастье здесь и сейчас, братья! Мир вам! Поехали! (Пауза.) Как у вас тут красиво, твою дивизию!». На мониторах исчезает картинка, устанавливается дата и время.

7.

ЕВГЕНИЯ.А я тоннель какой-то видела, когда он улетал. Еду по тоннелю – темнота. Страшно. Как тут человек вообще может? Мамочка моя! А потом большой зал, и если луч света попадает, то звезды зажигаются.

СЕРГЕЙ. Так это же руда.

ЕВГЕНИЯ. Ну, это если ты знаешь, что это руда.

СВЕТЛАНА. А если человек такой, как я, который очень хочет алых парусов…

АРТУР. Ну если ты это первый раз видишь… Тогда, конечно, звезды, паруса…

ОЛЕГ. А если ты изо дня в день?! У тебя просто глаз замыливается, просто бежишь на работу мимо, и все тут…

АРТУР. А так, действительно, как звезды. Я даже не думал про это… Спасибо вам. Песню такую напишем…

ГАЛИНА. Слушайте, у вас такой дуэт потрясающий! Вы так поете… Может выступите с нами в детском доме? Еще мы в больницах бываем… Если у вас время будет…

СЕРГЕЙ. Блин, круто! Мы запросто! Да, Артур! Спасибо, что позвали…

ПЁТР. Как мы вот это вот все оставим? Как так уедем, а, Женя?

ОЛЬГА. Время точно такое же на мониторах, как было, пока не обнулились они…

ВИКТОР. Он что нам время остановил?

Звонит мобильный телефон. Долго звонит. Немая сцена. Люди достают свои телефоны, смотрят на них. Последним достает свой телефон Иван.

ИВАН. Алло. Да, я. Это кто? Кто? Ну… Сын? Еще раз скажите. Ааааааааааа! У меня сын! Спасибо тебе, Андрей Андреевич! Дорогой ты мой человек! Все, лечу! Скоро буду! (Пауза.)Что у нас? Шасси у самолета примерзли? Понял… (Пауза.) Сын! Слышали?! Говорит, в новостях сказал, что колеса у самолета примерзли…

ПЁТР. Ну что, уважаемые… Поможем молодому отцу?

ГАЛЯ. Конечно, поможем! Правда, Олег?!

ОЛЕГ. Так, сейчас мы оденемся, выйдем и толкнём…

ИГОРЬ. Предполагаю, что мы не справимся, он тяжелый…

ИВАН. Главное, чтобы на взлет встал и полетим.

СВЕТЛАНА. Как сына назовешь?

СТАНИСЛАВ. Только хорошо подумай, парень. Имя – это же важно. А то вот назвали человека Сирином, а он и не человек оказался… Вот что имя с человеком делает…

АРТУР. Давайте одеваться скорее…

СЕРГЕЙ. Гитары берем?

ИВАН. Все берите…

ОЛЕГ. Так, давайте только без фанатизма.

ПЁТР. Да не переживай, командир, разберемся…

АЛЛА. Мы тоже пойдём, собирайся, Игорь!

МАТВЕЙ. Контролировать будете или спорить?

ИГОРЬ. Толкать будем…

ПЁТР. Ты же в Норильске решил пришвартоваться? Давай, приходи ко мне в бригаду, человека из тебя делать буду.

МАТВЕЙ. Оставайся, Лучия, тут первый три года сложно, потом привыкаешь…

ЛУЧИЯ. Я помню – ветер на лицо дует… Нарыльск…

Все идут к выходу. Слышно пургу. В зал входит мужчина в костюме.

АРКАДИЙ. Не понял, где все? Где пропавшие пассажиры? Аркадий Петрович пришёл, помощь уже в пути. Все под контролем.  Скоро полетим. Не понял, где все?! Что происходит?

В руках телефон, набирает номер, слушает.

Олег, вы где? Что, не слышу? Это Аркадий Петрович… Где вы? Я в каком-то терминале… В смысле улетели? Что? Не слышу… Портфель… Вижу… А вы где? Алло…

Громкая музыка и мужской голос из динамика: «»Норильский никель»: надежность и надежда… Звучат позывные новостей. «Вы видите кадры из видео, на котором пассажиры толкают самолет… Время в пути составитТолкач не смог сдвинуть борт, и пассажиры решили помочь толкнуть… Все персонажи являются вымышленными, и любое совпадение с реально живущими или жившими людьми случайно. Создаём будущее своего Севера. Создаем будущее своей страны! Желаю приятного полета». Слышно, как люди говорят по телефонам, смеются, радуются.

Конец


Яндекс.Метрика