ДВЕРИ

Владимир Зуев
ДВЕРИ

(цикл стихотворений)

***
У нас февраль и ветер.
Зима, как пегий сеттер,
Легла к моим ногам,
И неуютно нам
В пустом-пустом дворе.
На радость детворе,
Здесь вкопана качель.
Сижу, гляжу на ель,
(Постновогодний хлам)
И так, по всем дворам,
В которых мы росли,
И ноги от земли
Мечтали оторвать.
Опять, опять, опять
Я здесь, но он — не я,
Тот мальчик, годы длят
Воспоминаний пыл.
Я помню, я здесь был
Счастливый и живой,
И звезды головой
Вихрастой задевал.
Теперь со сцены в зал
Устало пересел,
Придумал разных дел,
Болезней и обид.
Мне мальчик говорит
Со сцены: «Я — не вы!
Я кроме головы
Умею слышать здесь.
Тут, кроме сердца, есть
Окно в моей груди,
А за окном сидит
Седой старик без глаз,
И он придумал нас».
Молчу, реву в ночи:
«Молчи, молчи, молчи,
Юродивый пацан.
Тебе от Бога дан
Какой-то дар чудной.
Молчи, молчи, родной,
Я сам. Я сам. Я сам.
Закрыт универсам,
И пить восторга нет.
Мне тридцать восемь лет,
И, кажется, не жил.
Зима, наворожи…
И снег летит, как пепел.
Февраль, февраль и ветер.

***
Временные и пространственные рвы
Всё мое к тебе помимо головы
Рвется и несется во всю прыть
Мне необходимо рядом быть
И любить любить тебя одну
Как любовницу свою и как жену
И дышать с тобой и не дышать
Говорить с тобою не спеша
И молчать в ночи глаза в глаза
И понять что нет пути назад
Друг от друга нам не суждено
Друг от друга слишком мимо нот
И друг к другу мы помимо головы
Это временно пространственные рвы

***
Скоро все будет так как должно
Без недосказанностей без но
Без расстояний и прочих не
Так нужно нам и тебе и мне
Так нужно небу что нас ведет
Только друг другу не в пустоту
Не в полумраке а на свету
Пусть так случится в наш новый год
Скоро все будет так как у нас
Близко друг к другу две пары глаз
И бесконечная нежность в них
Пусть же так будет для нас двоих
Пусть так скорее случится нам
Только друг к другу не в никуда
Вместе в дороги и в города
Вместе как пики кардиограмм
Так нужно нам и тебе и мне
Без расстояний и прочих не
Без недосказанностей без но
Пусть же все будет так как должно

***
Воздух особенный ночью этой
В полночь вышли под звезды с сыном
Словно бы это другая планета
Или на этой иные гардины
И горизонты и шторы и шоры
Приподнимаются к звездам и выше
Видишь просторы не коридоры
Что-то внутри себя слышишь слышишь
И замираешь с восторгом детским
Щуришься радуга на ресницах
Небо красивый отрезок ситца
Из-под него никуда не деться
В полночь особенной ночи этой
Вновь небо сменит свои гардины
Чтобы на утро иная планета
Чтобы мы в новое вышли с Сыном

***
я рисовал небо
нашу с тобой небыль
мы навсегда рядом
много тебя надо
нужно тебя много
чтобы тебя трогать
чтобы шептать звуки
в руки твои руки
запах волос помнить
взгляд твоих глаз темных
токи твои мне бы
чтобы кричать в небо
как хорошо боже
вместе мы всё можем
если совсем рядом
много тебя надо

***
Как же в этом мало естества
Если вместо губ слова слова
Прикасаются к тебе в ночи в ночи
Обнулив размеры величин
Наших я люблю люблю люблю
Бесконечность тянется к нулю
Если нет тепла тепла тепла
Если отражают зеркала
Воспаленность одичалых глаз
Я сейчас сейчас сейчас сейчас
Сквозь стекло сквозь зеркало на свет
Я к тебе на много-много лет
Я с тобой хочу хочу хочу
Я к тебе любимая лечу
В губы прошептать свои слова
Не хочу иного естества

***
Всё вернется, но не все вернутся,
По дороге часто бьются блюдца
Именные, тонкого фарфора,
У чужого черного забора
Остаются, канувшие в Лету.
Новый день закурит сигарету,
Головою бритой ввысь уткнется,
И уйдет. А мертвым остается
Наблюдать за сменой поколений.
Пьяница однажды на колени
У забора упадет без силы.
«Тут могилы, тише-тише, милый.
Не шуми, иди своей дорогой».
Так услышит он, и, отрезвев немного,
В ночь уйдет, и в ней же растворится.
Время – лиц случайных вереница,
Именные часто бьются блюдца.
Всё вернется, но не все вернутся.

***
Зеркало, отрази нас.
Зеркало, влажный блеск глаз
Отрази, отрази, отрази…
Где-то там глубоко внутри
Зреет, похожее на весну.
Дайте время, и тишину
Дайте мне, я скажу потом.
Тишина порождает гром,
Гром потом оживит восторг,
Не сейчас… Неуместен торг
Если зреет в тебе и мне,
То, что массово по весне,
Прорастает само вокруг.
Тишина порождает звук,
Свет — возможность увидеть тень.
Вижу в зеркале новый день,
Силуэты — она и он,
Море, море со всех сторон,
Вот откуда ты, блеск глаз.
Зеркала отражают нас…

***
Березы березы березы
Матрешки и водка тверёзый
Мой взгляд на такую тоску
Дорога прижата к виску
Немытым вагонным стеклом
Железной дороги излом
Блестит и уносится ввысь
Плацкартный уют держись
Держись вахтовик сосед
Семейная пара ста лет
Держитесь лапша яйцо
Держитесь пацан с отцом
На полках на боковых
Держитесь нас ждут живых
Сегодня в глухой ночи
Предчувствие замолчи
Доедем живыми мы
Бессчетные версты зимы
Оставим сканвордом здесь
В тепле тут потребность есть
В убийстве часов и дней
С газетой оно верней

Молчите лучше. Заткнитесь. Тише.
Мертвые нас нипочем не услышат.
Мертвые нам не ответят, нет.
У мертвых в отдельный вагон билет.
Он сам собою, без локомотива,
Катит по рельсам. Какое диво,
Чудо какое, он едет сам…
Страшно, что по направлению к нам…

Березы березы березы
Гвоздики лежат не розы
На белом пушистом снегу
Я мимо босой бегу
Смеюсь я совсем пацан
Под утро рванув стоп-кран
Женщина вышла в ночь
Вся в черном жена и дочь
Кому-то сестра и мать
Теперь уже не узнать
Тут тело без головы
Чего натворили вы
Женщина в черном пальто
Не будет для вас потом
В котором небесный свет
Не будет не будет нет
Для вас даже нет сейчас
Они обманули вас
Все кончилось пустотой
Какой-то совсем не той
Для вас навсегда уже
Как ржавчина на ноже

Молчите лучше. Заткнитесь. Ну же…
Мертвым притворный скулеж не нужен,
Мертвые наш не услышат бред.
Мертвые знают, что смерти нет,
Она для живых ухмыляется криво.
Жизнь — это вечноплакучая ива,
Что разрастается по берегам
Черной реки, и нивидима нам.

Березы березы березы
Суглинок совсем промерзлый
Костры без конца горят
И сдавленный стон лопат
Нет времени на тоску
Когда словно ствол к виску
Приставлена чья-то боль
Разлучница не неволь
Меня в моих мыслях нет
Тут девочка девять лет
Тут парень лет двадцати
Прости нам прости прости
Всё-всё и помилуй нас
В какой-то бессчетный раз
Копаю я здесь и там
Для дочек отцов и мам
Для них для себя для всех
Какой искупаем грех
Скажи мне скажи скажи
Зачем же нас на ножи
Поставить опять хотят
Молчишь я молчу молчат

***
Жду жду жду твоего тепла
Виртуальная клетка мала
Для реально подросших нас
Холодно я зажигаю газ
Бесконечно курю во тьме
Бесконечен с частицей «не»
Разделяющий нас февраль
Оттого голубая сталь
Вызревает в моих глазах
Сталь сужает случайный страх
До размеров просвета штор
Холод тянется в коридор
Вязнет в дыме от сигарет
Зажигаю в квартире свет
Весь весь весь для тебя смотри
Сколько тут у меня внутри
Для тебя всё тебе твоё
Слышишь ангел для нас поёт
Тихо-тихо малым-мала
Жду я жду твоего тепла

***
Я не сплю, я чуть-чуть… Захотелось закрыть глаза.
Темнота и шаги, главный зритель заходит в зал.
Мы не видим друг друга, но чувствуем — здесь, сейчас
Что-то важное очень случится для нас, для нас.
Что-то очень большое, похожее… Нет, не то…
Очень холодно, главный мой зритель и я в пальто,
Наша форма одежды не делает ближе нас.
Мы глядим друг на друга, молчим, не отводим глаз.
Тишина, и биение сердца, как метроном,
И завод на пределе, и прошлое за углом
Вжалось в стену, неловко сползло по ней.
Да, конечно, на корточки сесть верней.
Нет, вернее… Чуть-чуть… На секунду прикрыть глаза.
Главный зритель, послушай, я много хотел сказать.
Я тебе говорил, ты же слышал… Молчишь? Молчи.
Я не сплю, я чуть-чуть… Я пока метроном стучит.

***
Коль козерогам звезды не сулят
Семейных ссор, карьерных продвижений,
Я буду пить не чай у брата Жени,
Мы будем малочисленный отряд.
Мы банда будем,пусть лишь двое нас,
Но что нам, не учтенным гороскопом,
Заляжем в кухне, как на дне окопа
И водку в холодильник, как фугас,
Заложим мы. А что нам, он хохол
На половину, я наполовину русский,
И деды наши фрицев жги под Курском.
Мы выбираем меньшее из зол,
Возможных в эту странную весну,
Бухать на кухне, петь про перемены,
Про группу крови… Новоубиенный
Безусый март готовится ко сну.

***
В лифте на кнопки жать
В небо девятого этажа
Чай крепкий пить любить
Жизни суровую нить
В нужное ушко вдеть
Кутаться в утлую сеть
Мартовских злых ветров
Облагораживать кров
Новый что принял нас
Раз еще много раз
Будет у нас весна
Солнце веснушки на
Это твое бери
Ну же на раздватри
Кружимся и летим
Март малахольный мим
Тощий под фонарем
Я покидаю дом
Чтобы на кнопки жать
В небо девятого этажа

***
Двери хлопают и скрипят
Одиночно и все подряд,
Сводный хор ДВП-дверей,
Хором хлопать оно верней.
Хором хлопать, кричать «ура»,
Кашу кушать из топора,
Самобытность хранить свою.
Не желать попадать в струю
Чью-нибудь, мы свою струим.
Дым Отечества — сладкий дым,
Если старую мебель жечь.
Печь топить и на печь залечь
С бабой теплой, и все путем —
Мы идею свою найдем…
— Не лаптями ли щи хлебать?
— Не учите нас, вашу мать!

***
Луж проверять глубину
Резиновым сапогом
Крепко любить страну
Воевать с врагом
С тем что уже напал
Или еще нападет
Мальчиком я мечтал
И дырявил лед
Черным носком сапога
Мне почти шесть лет
Мерзнет в воде нога
А врагов все нет
И за спиной ружье
От стола доска
Я еще слишком мал
И весна близка

***
Был ветер много-много дней,
Была дорога.
Я спал, курил, молчал о ней,
И безнадега
На кухне села за столом,
Спросила чаю.
А я смотрю в дверной проем,
Не замечаю
Ее, как будто… Пустота
Повисла к ночи,
И свет не тот и жизнь не та,
Промежду прочим.
И ветер много-много лет,
Пути-дороги.
И средства нету (или нет)
От безнадеги.

***
Бог, ссуди мне еще лет цать,
Чтоб я в образе мудреца,
Внуков фене смог научить.
Боже, хвори мои лечи,
Я вкурил, что хочу пожить.
Ты не ставь меня на ножи
За долги, я сполна верну.
Ты же Старший на небе, ну,
Ты ссуди и суди потом.
Видишь, детство покрылось льдом,
Юность — наледь и зрелость — взвесь.
Я же знаю, ты точно есть,
Ты в законе, тебе видней…
Как сказал кто-то «пена дней»
Или нет «суета сует»,
Ты же ссудишь мне цатку лет…

***
Там у тебя в небе есть Луна?
Здесь она в окна ломится.
Ты там, наверное, тоже одна —
Ночь, пустота, бессонница?
Может, в порядке другом слова,
Но как-то так, мне кажется…
Или ты чем-то другим жива
Там… Это — то не вяжется,
С этой моей пустотой ночной,
Серой моей бессонницей.
Ночь укрывает меня стеной,
Страх семенит околицей.
Часто в ночи не хватает слов,
Сказанных в нужном времени.
Давит пространство восьми углов,
Бьется Луна коленями
О подоконник мой или твой.
Как ты там? Ночь, безмолвие.
Падают звезды над головой,
В Богово изголовье.

***
Играл со смертью, в смерть не верил.
Чужие женщины и двери
Приоткрывались безучастно.
И было изначально ясно,
Что жизнь окончится трагично.
Однажды, в мир не мелодичный
Ворвется вой осипшей «Скорой»
И смерть не спрячется за шторой
И ангел виду не подаст.
Бог передвинет центр масс
Внутри озябшего поэта,
Который будет видеть лето
И океан влюбленных глаз.
А в это время за окном
Затеет снег залечь на лужи,
И мир узнает, что обужен
Окоченевшим чужаком.
И всхлипнут женщины и двери,
И это изначально ясно.
И снег растает безучастно…
Играл со смертью, в смерть не верил…

 

Яндекс.Метрика